mamlas: (Я витрина)
38-летний Вячеслав Комаров вышел на привычную прогулку 1 мая этого года. После страшной травмы головы, полученной в автоаварии, вся его жизнь расписана по часам. Ему противопоказан физический труд, горы лекарств вошли в обычный рацион. Без них не протянуть и месяца... Вячеслав присел на лавочку у автобусной остановки на юге Москвы. Через несколько минут к нему подошли двое с неожиданным предложением - поехать поработать на кирпичном заводе в Дагестане. Инвалид II группы попытался как мог объяснить, что в трудоустройстве не заинтересован. Но вербовщики были настойчивы.


- Папа, я на автовокзале у метро «Теплый Стан», забери меня отсюда, - успел Комаров позвонить отцу с чужого номера.

Примчавшись на вокзал, отец нашел женщину, с чьего телефона звонил его больной сын. Она и поведала, что Вячеслава посадили в автобус до Махачкалы. Лекарств у него с собой не было, смертельный обратный отсчет пошел...

Читать дальше, /+ 19 фото и 1 видео/ ... )
mamlas: (Default)
Рядовых людей в России разыскивают преимущественно добровольцы

«Органы не реагируют!»

Недавние случаи исчезновения детей в Московской области и Санкт-Петербурге вызвали возмущение жителей. И не только фактами похищения, но и тем, что службы, обязанные заниматься поиском пропавших продемонстрировали полную неготовность к исполнению своих обязанностей. А вот когда пропали сын вице-президента Роснефти Михаила Ставского, дочь топ-менеджера «Лукойла» Роберта Теслюка и сын основателя компании «Лаборатория Касперского» Евгения Касперского, на их поиски были брошены все возможные силы: полиция, МЧС, ФСБ. 

Для розыска рядовых граждан объединяются добровольцы. Не станут же пропавших москвичек - 16-летнюю Катю Ковтун и 22-летнюю Настю Сотникову разыскивать как сына вице-президента Роснефти. Не вышли рангом…

Ежегодно в России исчезают около 100 тысяч человек. Целый город пропавших! По данным МВД, большая часть из них находится. Но статистики о том, сколько из них найдено живыми, не существует.

В Московской области розыском пропавших людей занимаются около 300 волонтёров. Работают эти люди безвозмездно, в их содружестве нет лидеров, каждый может взять на себя лидерство в том или ином деле.

- Наше движение занимается поиском детей. Основные причины возникновения содружества в том, что определённые службы используют для розыска пропавших далеко не все возможности. Они не научились работать в новых реалиях – с помощью интернета, повсеместной расклейки объявлений, - рассказывает администратор ресурса poiskdetei.ru Дмитрий Второв

Читать дальше ... )

mamlas: (Default)
Рядовых людей в России разыскивают преимущественно добровольцы

«Органы не реагируют!»

Недавние случаи исчезновения детей в Московской области и Санкт-Петербурге вызвали возмущение жителей. И не только фактами похищения, но и тем, что службы, обязанные заниматься поиском пропавших продемонстрировали полную неготовность к исполнению своих обязанностей. А вот когда пропали сын вице-президента Роснефти Михаила Ставского, дочь топ-менеджера «Лукойла» Роберта Теслюка и сын основателя компании «Лаборатория Касперского» Евгения Касперского, на их поиски были брошены все возможные силы: полиция, МЧС, ФСБ. 

Для розыска рядовых граждан объединяются добровольцы. Не станут же пропавших москвичек - 16-летнюю Катю Ковтун и 22-летнюю Настю Сотникову разыскивать как сына вице-президента Роснефти. Не вышли рангом…

Ежегодно в России исчезают около 100 тысяч человек. Целый город пропавших! По данным МВД, большая часть из них находится. Но статистики о том, сколько из них найдено живыми, не существует.

В Московской области розыском пропавших людей занимаются около 300 волонтёров. Работают эти люди безвозмездно, в их содружестве нет лидеров, каждый может взять на себя лидерство в том или ином деле.

- Наше движение занимается поиском детей. Основные причины возникновения содружества в том, что определённые службы используют для розыска пропавших далеко не все возможности. Они не научились работать в новых реалиях – с помощью интернета, повсеместной расклейки объявлений, - рассказывает администратор ресурса poiskdetei.ru Дмитрий Второв

Читать дальше ... )

mamlas: (Default)
Рядовых людей в России разыскивают преимущественно добровольцы

«Органы не реагируют!»

Недавние случаи исчезновения детей в Московской области и Санкт-Петербурге вызвали возмущение жителей. И не только фактами похищения, но и тем, что службы, обязанные заниматься поиском пропавших продемонстрировали полную неготовность к исполнению своих обязанностей. А вот когда пропали сын вице-президента Роснефти Михаила Ставского, дочь топ-менеджера «Лукойла» Роберта Теслюка и сын основателя компании «Лаборатория Касперского» Евгения Касперского, на их поиски были брошены все возможные силы: полиция, МЧС, ФСБ. 

Для розыска рядовых граждан объединяются добровольцы. Не станут же пропавших москвичек - 16-летнюю Катю Ковтун и 22-летнюю Настю Сотникову разыскивать как сына вице-президента Роснефти. Не вышли рангом…

Ежегодно в России исчезают около 100 тысяч человек. Целый город пропавших! По данным МВД, большая часть из них находится. Но статистики о том, сколько из них найдено живыми, не существует.

В Московской области розыском пропавших людей занимаются около 300 волонтёров. Работают эти люди безвозмездно, в их содружестве нет лидеров, каждый может взять на себя лидерство в том или ином деле.

- Наше движение занимается поиском детей. Основные причины возникновения содружества в том, что определённые службы используют для розыска пропавших далеко не все возможности. Они не научились работать в новых реалиях – с помощью интернета, повсеместной расклейки объявлений, - рассказывает администратор ресурса poiskdetei.ru Дмитрий Второв

Читать дальше ... )

mamlas: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] mamlas at Первая земская больница в России: медицина без государства



Фермер Шляпников пытается научить людей жить без власти


Деревня Колионово от Москвы вроде бы и не далеко - чуть больше 100 км. Чтобы попасть туда, нужно почти полдня ехать по забитому дачниками Егорьевскому шоссе, затем еще несколько километром по очень условной дороге, проще говоря, проселку. Здесь вокруг поля, уже не слишком дорогие дачи, сосновые леса и торфяные болота. Кстати, они снова, как и в прошлом году, начинают гореть – влажности талых снегов не хватило, чтобы потушить их, а дожди задерживаются. А ровно год назад, в апреле 2010 года, здесь закрыли сельскую больницу, обслуживавшую 27 окрестных деревень с общим населением в 4000 человек.

 То, что основные силы и средства для жизнеобеспечения Колионова идут из столицы – рутинная реальность практически всех ближайших к Москве областей. То, что столица засасывает в себя все ресурсы на много сотен километров в округе – аксиома для любого экономгеографа или урбаниста. В Егорьевском районе, однако, не размышляют, а выживают: из десяти работоспособных жителей деревни половина работает в Москве, остальные – в пределах района. Плюс старики, получающие пенсию пока еще по месту жительства, и несколько «идейных» сельских жителей – таких, как ушедший в деревню от бизнеса, личных потерь и болезни Михаил Шляпников.

 Так получилось, однако, что начиная как раз с прошлого года Колионово – стихийно сложившийся опытный полигон всероссийского масштаба, не хуже Сколкова. Только здесь полигон не «сверху», а «снизу»: в пик лесных и торфяных пожаров в августе 2010 года здесь лучше других была организована – и транслирована в интернете для всех интересующихся – добровольческая пожарная охрана и доставка волонтерами всего необходимого из столицы.

 А сейчас к своему завершению подходит новый проект в этой деревне – вновь открывается сельская больница. Теперь уже на правах земской – как полтора века назад, на общественных началах. Симпатичные деревянные домики напоминают музей – но ремонт в них делается вполне современный.

 «Мы существуем вне правового поля, - говорит главный инициатор происходящего, фермер Михаил Шляпников, несколько лет назад переехавший в Колионово из столицы. – Находим узкую дорожку между запретами и делаем то, что нужно сделать. И пока что получается не хуже, а даже лучше того, что предлагает селу Минздрав».

Читать дальше ... )

mamlas: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] mamlas at Первая земская больница в России: медицина без государства



Фермер Шляпников пытается научить людей жить без власти


Деревня Колионово от Москвы вроде бы и не далеко - чуть больше 100 км. Чтобы попасть туда, нужно почти полдня ехать по забитому дачниками Егорьевскому шоссе, затем еще несколько километром по очень условной дороге, проще говоря, проселку. Здесь вокруг поля, уже не слишком дорогие дачи, сосновые леса и торфяные болота. Кстати, они снова, как и в прошлом году, начинают гореть – влажности талых снегов не хватило, чтобы потушить их, а дожди задерживаются. А ровно год назад, в апреле 2010 года, здесь закрыли сельскую больницу, обслуживавшую 27 окрестных деревень с общим населением в 4000 человек.

 То, что основные силы и средства для жизнеобеспечения Колионова идут из столицы – рутинная реальность практически всех ближайших к Москве областей. То, что столица засасывает в себя все ресурсы на много сотен километров в округе – аксиома для любого экономгеографа или урбаниста. В Егорьевском районе, однако, не размышляют, а выживают: из десяти работоспособных жителей деревни половина работает в Москве, остальные – в пределах района. Плюс старики, получающие пенсию пока еще по месту жительства, и несколько «идейных» сельских жителей – таких, как ушедший в деревню от бизнеса, личных потерь и болезни Михаил Шляпников.

 Так получилось, однако, что начиная как раз с прошлого года Колионово – стихийно сложившийся опытный полигон всероссийского масштаба, не хуже Сколкова. Только здесь полигон не «сверху», а «снизу»: в пик лесных и торфяных пожаров в августе 2010 года здесь лучше других была организована – и транслирована в интернете для всех интересующихся – добровольческая пожарная охрана и доставка волонтерами всего необходимого из столицы.

 А сейчас к своему завершению подходит новый проект в этой деревне – вновь открывается сельская больница. Теперь уже на правах земской – как полтора века назад, на общественных началах. Симпатичные деревянные домики напоминают музей – но ремонт в них делается вполне современный.

 «Мы существуем вне правового поля, - говорит главный инициатор происходящего, фермер Михаил Шляпников, несколько лет назад переехавший в Колионово из столицы. – Находим узкую дорожку между запретами и делаем то, что нужно сделать. И пока что получается не хуже, а даже лучше того, что предлагает селу Минздрав».

Читать дальше ... )

mamlas: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] mamlas at Первая земская больница в России: медицина без государства



Фермер Шляпников пытается научить людей жить без власти


Деревня Колионово от Москвы вроде бы и не далеко - чуть больше 100 км. Чтобы попасть туда, нужно почти полдня ехать по забитому дачниками Егорьевскому шоссе, затем еще несколько километром по очень условной дороге, проще говоря, проселку. Здесь вокруг поля, уже не слишком дорогие дачи, сосновые леса и торфяные болота. Кстати, они снова, как и в прошлом году, начинают гореть – влажности талых снегов не хватило, чтобы потушить их, а дожди задерживаются. А ровно год назад, в апреле 2010 года, здесь закрыли сельскую больницу, обслуживавшую 27 окрестных деревень с общим населением в 4000 человек.

 То, что основные силы и средства для жизнеобеспечения Колионова идут из столицы – рутинная реальность практически всех ближайших к Москве областей. То, что столица засасывает в себя все ресурсы на много сотен километров в округе – аксиома для любого экономгеографа или урбаниста. В Егорьевском районе, однако, не размышляют, а выживают: из десяти работоспособных жителей деревни половина работает в Москве, остальные – в пределах района. Плюс старики, получающие пенсию пока еще по месту жительства, и несколько «идейных» сельских жителей – таких, как ушедший в деревню от бизнеса, личных потерь и болезни Михаил Шляпников.

 Так получилось, однако, что начиная как раз с прошлого года Колионово – стихийно сложившийся опытный полигон всероссийского масштаба, не хуже Сколкова. Только здесь полигон не «сверху», а «снизу»: в пик лесных и торфяных пожаров в августе 2010 года здесь лучше других была организована – и транслирована в интернете для всех интересующихся – добровольческая пожарная охрана и доставка волонтерами всего необходимого из столицы.

 А сейчас к своему завершению подходит новый проект в этой деревне – вновь открывается сельская больница. Теперь уже на правах земской – как полтора века назад, на общественных началах. Симпатичные деревянные домики напоминают музей – но ремонт в них делается вполне современный.

 «Мы существуем вне правового поля, - говорит главный инициатор происходящего, фермер Михаил Шляпников, несколько лет назад переехавший в Колионово из столицы. – Находим узкую дорожку между запретами и делаем то, что нужно сделать. И пока что получается не хуже, а даже лучше того, что предлагает селу Минздрав».

Читать дальше ... )

June 2013

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Friday, 18 August 2017 14:13
Powered by Dreamwidth Studios