mamlas: (Я витрина)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в О «кровавом Рузвельте»

Елизавета Александрова-Зорина © «Сноб»

Саид Амиров: «кровавый Рузвельт»

Эту статью о Саиде Амирове я опубликовала в апреле на сайте «МК». Она провисела несколько дней, а потом на редакцию надавили из Махачкалы, и статью сняли. А мне на мобильный стали звонить из администрации Амирова, приглашать в гости в Махачкалу, подкупая и обещая устроить встречу с Саидом Джапаровичем. От меня людям Амирова нужны были две вещи: «правильная» статья и информация о том, кто автор материала. Статью написал мой друг из Махачкалы, который по-прежнему боится подписываться своим именем, потому что любой, кто идёт против власти с Дагестане — смертник. (Отредактированный вариант статьи, к сожалению, уничтожен с сайта МК, поэтому публикую материал в том виде, в котором мне его прислали, и заранее прошу прощения за ошибки и опечатки. Пессимистичный финал тоже не правлю).

Мой знакомый из Дагестана рассказал о Махачкале и её бессменном градоначальнике Саиде Амирове, которого дагестанцы зовут «кровавым Рузвельтом». Статья длинная, но, надеюсь, вы дочитаете её до конца. В ней о коррупции, бандитизме, заказных убийствах, переименовании Махачкалы в Саидкалу и даже о российских литераторах.
***
Когда-то был такой уютный, утопающий в зелени цветущих аллей, приморский город на берегу Каспия, куда приезжали на отдых туристы со всего Советского Союза. Старые улицы, с архитектурой раннего советского ренессанса, статуи сталинских атлетов возле стадиона «Динамо», бронзовая девочка возле цветочного магазина, трогательный памятник рыбаку на берегу моря, летний кинотеатр и множество таких урбанистических «фишек», создавали своеобразную и неповторимую ауру той, советской Махачкалы. Сумрачный смерч 90-х не пощадил ни памятник бронзовой девочке (её стащили на цветметалл), ни каменных сталинских атлетов (их уничтожили вандалы), нет более памятнику рыбаку, летний кинотеатр снесён до основания, а на его месте красуется очередной банкетный зал. За сравнительно короткий период, «милый город на каспийском берегу» превратился в грязноватого неуклюжего монстра, застроенного аляповатыми безвкусными зданиями, с немыслимым количеством всевозможных торговых центров, ресторанов, кафе, бутиков и прочих заведений, которые клонируются невероятными темпами. Городская «зелёнка» почти полностью облысела и постепенно исчезает под визг бензопил.

Махачкала превращена в огромную перманентную строительную площадку с совершенно хаотичной застройкой, где возводятся несуразные объекты, без малейшего намёка на стилевое соответствие с окружающими зданиями. О сохранении исторического облика города можно давно позабыть – теперь каждый квадратный метр имеет определённую коммерческую стоимость, и именно это и является определяющим и единственно важным мерилом ценности для хозяина этого города, личности, имеющей, кроме всего прочего, существенное влияние на то, что называется политикой по-дагестански.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
38-летний Вячеслав Комаров вышел на привычную прогулку 1 мая этого года. После страшной травмы головы, полученной в автоаварии, вся его жизнь расписана по часам. Ему противопоказан физический труд, горы лекарств вошли в обычный рацион. Без них не протянуть и месяца... Вячеслав присел на лавочку у автобусной остановки на юге Москвы. Через несколько минут к нему подошли двое с неожиданным предложением - поехать поработать на кирпичном заводе в Дагестане. Инвалид II группы попытался как мог объяснить, что в трудоустройстве не заинтересован. Но вербовщики были настойчивы.


- Папа, я на автовокзале у метро «Теплый Стан», забери меня отсюда, - успел Комаров позвонить отцу с чужого номера.

Примчавшись на вокзал, отец нашел женщину, с чьего телефона звонил его больной сын. Она и поведала, что Вячеслава посадили в автобус до Махачкалы. Лекарств у него с собой не было, смертельный обратный отсчет пошел...

Читать дальше, /+ 19 фото и 1 видео/ ... )
mamlas: (Default)

Дагестанские дети отказались от Нового года
«Советский языческий праздник» неугоден Аллаху и республиканским чиновникам


http://www.nr2.ru/culture/365957.html
Махачкала, Декабрь 29 (Новый Регион, Алексей Усов) – В декабре 2011 года 1206 дагестанских школ, или 70% от общего их числа, отказались отмечать Новый Год. Республиканские чиновники уверяют, что инициатива исходила «снизу». Вице-премьер дагестана Ризван Газимагомедов заявил, что его земляки «не отмечают Новый год по религиозным соображениям и не устраивают детям праздник уже несколько лет подряд». Кампанию против «советского язычества» активно поддерживают имамы и местные СМИ.

Новый год не будут отмечать в пяти районах республики. Оставшаяся часть – это некоторые школы в Кизлярском и Тарумовском районах и в 10 городах республики, где часть населения пока составляют русские.

«На сельских сходах жители сами приняли такое решение», – пояснил начальник управления надзорной деятельности дагестанского МЧС Юсуп Супьянов.

Власть говорит: «Не виноватые мы – они сами так хотят». Между тем попробуйте не отказаться от праздника, если об этом ежедневно твердят имамы, уважаемые в селах, да и «серьезные люди с окладистой бородой», не только в лесу обитающие, могут высказать свое недовольство. Самый убедительный аргумент лежал 31 декабря 2010 года под главной новогодней елкой на центральной площади в Дербенте. Взрывное устройство предназначалось тем самым детишкам, которые, как утверждают, сегодня «сами не хотят» видеть Деда Мороза, пишет «Независимая газета».

«Вместо того, чтобы учить вере в Аллаха, поклонению ему, детей обманывают шайтаном в красном одеянии с красным носом, с мешком за спиной. В России пошли дальше и придали ему «снегурочку» – распутную девицу с дешевой пластмассой на голове и в коротеньком развратном сарафанчике. На утренниках дети вызывают Деда Мороза, который приносит подарки, купленные на их же деньги. Вместо аятов Корана и хадисов заучиваются бесполезные стишки», – возмущаются исламские проповедники.

Новый год действительно противоречит положениям Корана, равно как языческая Масленица не укладывается в Евангелие. Но Дагестан – светская республика. Здесь проживают не только светские люди, но и атеисты. Республика относится к «красному поясу», какие бы данные ни рисовали на выборах. Однако слабый голос трезвомыслящих жителей республики тонет среди проповедей в мечетях и заголовков местных газет, утверждающих, что «Новый Год не угоден Аллаху».

«Уподобление неверным в ужасающей форме – это печальный факт, который стал обыденным делом для многих мусульман в наши дни. Одной из наиболее опасных форм этого уподобления является соучастие с ними в их праздниках...Каждому мусульманину должно быть известно, что уподобление неверующим является запретным, будь то в их привычках, праздниках, нравах..Уподобление неверующим запретно по единогласию. Поздравлять неверующих с их праздниками не дозволено по единогласию ученых! Посланник Аллаха сказал, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Тот, кто уподобился какому-либо народу – тот из них» – говорится в многочисленных брошюрках, зачастую «самиздатовских», популярных в Дагестане и других «неоисламских» республиках России и часто запрещенных к обращению на территории РФ.

Мониторинг молодежной среды в Дагестане свидетельствует о значительной приверженности салафизму (по привычному определению правоохранительных органов – ваххабизму) школьников во многих сельских районах и в ряде городских кварталов.
***
Подтверждение цифр тут: http://www.riadagestan.ru/news/2011/12/21/130308/
mamlas: (Default)

Дагестанские дети отказались от Нового года
«Советский языческий праздник» неугоден Аллаху и республиканским чиновникам


http://www.nr2.ru/culture/365957.html
Махачкала, Декабрь 29 (Новый Регион, Алексей Усов) – В декабре 2011 года 1206 дагестанских школ, или 70% от общего их числа, отказались отмечать Новый Год. Республиканские чиновники уверяют, что инициатива исходила «снизу». Вице-премьер дагестана Ризван Газимагомедов заявил, что его земляки «не отмечают Новый год по религиозным соображениям и не устраивают детям праздник уже несколько лет подряд». Кампанию против «советского язычества» активно поддерживают имамы и местные СМИ.

Новый год не будут отмечать в пяти районах республики. Оставшаяся часть – это некоторые школы в Кизлярском и Тарумовском районах и в 10 городах республики, где часть населения пока составляют русские.

«На сельских сходах жители сами приняли такое решение», – пояснил начальник управления надзорной деятельности дагестанского МЧС Юсуп Супьянов.

Власть говорит: «Не виноватые мы – они сами так хотят». Между тем попробуйте не отказаться от праздника, если об этом ежедневно твердят имамы, уважаемые в селах, да и «серьезные люди с окладистой бородой», не только в лесу обитающие, могут высказать свое недовольство. Самый убедительный аргумент лежал 31 декабря 2010 года под главной новогодней елкой на центральной площади в Дербенте. Взрывное устройство предназначалось тем самым детишкам, которые, как утверждают, сегодня «сами не хотят» видеть Деда Мороза, пишет «Независимая газета».

«Вместо того, чтобы учить вере в Аллаха, поклонению ему, детей обманывают шайтаном в красном одеянии с красным носом, с мешком за спиной. В России пошли дальше и придали ему «снегурочку» – распутную девицу с дешевой пластмассой на голове и в коротеньком развратном сарафанчике. На утренниках дети вызывают Деда Мороза, который приносит подарки, купленные на их же деньги. Вместо аятов Корана и хадисов заучиваются бесполезные стишки», – возмущаются исламские проповедники.

Новый год действительно противоречит положениям Корана, равно как языческая Масленица не укладывается в Евангелие. Но Дагестан – светская республика. Здесь проживают не только светские люди, но и атеисты. Республика относится к «красному поясу», какие бы данные ни рисовали на выборах. Однако слабый голос трезвомыслящих жителей республики тонет среди проповедей в мечетях и заголовков местных газет, утверждающих, что «Новый Год не угоден Аллаху».

«Уподобление неверным в ужасающей форме – это печальный факт, который стал обыденным делом для многих мусульман в наши дни. Одной из наиболее опасных форм этого уподобления является соучастие с ними в их праздниках...Каждому мусульманину должно быть известно, что уподобление неверующим является запретным, будь то в их привычках, праздниках, нравах..Уподобление неверующим запретно по единогласию. Поздравлять неверующих с их праздниками не дозволено по единогласию ученых! Посланник Аллаха сказал, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Тот, кто уподобился какому-либо народу – тот из них» – говорится в многочисленных брошюрках, зачастую «самиздатовских», популярных в Дагестане и других «неоисламских» республиках России и часто запрещенных к обращению на территории РФ.

Мониторинг молодежной среды в Дагестане свидетельствует о значительной приверженности салафизму (по привычному определению правоохранительных органов – ваххабизму) школьников во многих сельских районах и в ряде городских кварталов.
***
Подтверждение цифр тут: http://www.riadagestan.ru/news/2011/12/21/130308/
mamlas: (Default)

Дагестанские дети отказались от Нового года
«Советский языческий праздник» неугоден Аллаху и республиканским чиновникам


http://www.nr2.ru/culture/365957.html
Махачкала, Декабрь 29 (Новый Регион, Алексей Усов) – В декабре 2011 года 1206 дагестанских школ, или 70% от общего их числа, отказались отмечать Новый Год. Республиканские чиновники уверяют, что инициатива исходила «снизу». Вице-премьер дагестана Ризван Газимагомедов заявил, что его земляки «не отмечают Новый год по религиозным соображениям и не устраивают детям праздник уже несколько лет подряд». Кампанию против «советского язычества» активно поддерживают имамы и местные СМИ.

Новый год не будут отмечать в пяти районах республики. Оставшаяся часть – это некоторые школы в Кизлярском и Тарумовском районах и в 10 городах республики, где часть населения пока составляют русские.

«На сельских сходах жители сами приняли такое решение», – пояснил начальник управления надзорной деятельности дагестанского МЧС Юсуп Супьянов.

Власть говорит: «Не виноватые мы – они сами так хотят». Между тем попробуйте не отказаться от праздника, если об этом ежедневно твердят имамы, уважаемые в селах, да и «серьезные люди с окладистой бородой», не только в лесу обитающие, могут высказать свое недовольство. Самый убедительный аргумент лежал 31 декабря 2010 года под главной новогодней елкой на центральной площади в Дербенте. Взрывное устройство предназначалось тем самым детишкам, которые, как утверждают, сегодня «сами не хотят» видеть Деда Мороза, пишет «Независимая газета».

«Вместо того, чтобы учить вере в Аллаха, поклонению ему, детей обманывают шайтаном в красном одеянии с красным носом, с мешком за спиной. В России пошли дальше и придали ему «снегурочку» – распутную девицу с дешевой пластмассой на голове и в коротеньком развратном сарафанчике. На утренниках дети вызывают Деда Мороза, который приносит подарки, купленные на их же деньги. Вместо аятов Корана и хадисов заучиваются бесполезные стишки», – возмущаются исламские проповедники.

Новый год действительно противоречит положениям Корана, равно как языческая Масленица не укладывается в Евангелие. Но Дагестан – светская республика. Здесь проживают не только светские люди, но и атеисты. Республика относится к «красному поясу», какие бы данные ни рисовали на выборах. Однако слабый голос трезвомыслящих жителей республики тонет среди проповедей в мечетях и заголовков местных газет, утверждающих, что «Новый Год не угоден Аллаху».

«Уподобление неверным в ужасающей форме – это печальный факт, который стал обыденным делом для многих мусульман в наши дни. Одной из наиболее опасных форм этого уподобления является соучастие с ними в их праздниках...Каждому мусульманину должно быть известно, что уподобление неверующим является запретным, будь то в их привычках, праздниках, нравах..Уподобление неверующим запретно по единогласию. Поздравлять неверующих с их праздниками не дозволено по единогласию ученых! Посланник Аллаха сказал, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Тот, кто уподобился какому-либо народу – тот из них» – говорится в многочисленных брошюрках, зачастую «самиздатовских», популярных в Дагестане и других «неоисламских» республиках России и часто запрещенных к обращению на территории РФ.

Мониторинг молодежной среды в Дагестане свидетельствует о значительной приверженности салафизму (по привычному определению правоохранительных органов – ваххабизму) школьников во многих сельских районах и в ряде городских кварталов.
***
Подтверждение цифр тут: http://www.riadagestan.ru/news/2011/12/21/130308/
mamlas: (Default)
Что нам делать с Дагестаном и при чем здесь футбол

 Убийство, покушение на убийство, террористический акт, спецоперация, ликвидация боевика — основные темы новостей из этой республики. Издалека кажется, что еще немного — и там начнется гражданская война. Вблизи ситуация ненамного веселей, но почему-то не страшно. Даже если дело дойдет до полномасштабных боевых действий, это трудно будет назвать войной — скорее, слишком сильной дружбой. Во всяком случае, после возвращения из Махачкалы очень захотелось перечитать Бабеля, причем не «Конармию», а «Одесские рассказы».

Алексей Майшев для «РР»

Алло!..

 — Послушай, ее проблемы — не твои проблемы! Не надо ей никак помогать. Что, у нее брата нету?!

 Это обрывок обычного телефонного разговора в Махачкале. Парень сидит в хашной с друзьями, пьет чай, ждет, когда ему подадут суп, и громко решает чьи-то проблемы. Никто из посетителей не обращает на него внимания. За соседним столиком раздается другой телефонный звонок, мужчина атлетического сложения подносит к сломанному уху телефон.

 — Алло! — Пауза. — Я же тебе говорил, не надо было признание писать! Теперь все равно условный дадут! У меня есть прокурор, завтра решу этот вопрос.

 Сначала кажется, что ты зашел выпить кофе в какое-то неправильное место, где, как на бирже, собираются люди, которые «решают вопросы». Но уже через несколько часов понимаешь, что все вокруг только и занимаются тем, что обещают кому-то позвонить и исправить очередную фатальную ошибку. Создается впечатление, что если в Махачкале отключить мобильную связь, то весь город сядет за решетку или пострадает в разборках. При этом случайный свидетель никого не только не смущает, но даже возбуждает: когда ты оборачиваешься посмотреть на очередного вершителя судеб, он слегка увеличивается в объеме и начинает
 говорить еще громче.

 Слухи о дагестанской коррупции вовсе не преувеличены. Скорее наоборот, местная коррупция недооценена и требует изучения на уровне фокус-групп и мастер-классов. Звучит смешно, но эта система звонков, взяток и услуг здесь более демократична, чем какая-либо другая. Хотя бы потому, что ей может воспользоваться каждый, у кого есть хоть какие-то полезные связи. Некому позвонить — значит, ты асоциальный элемент. Все расспросы о людях, уходящих в лес, в конечном счете заканчиваются тем, что их достала именно эта ситуация — некому звонить.Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Что нам делать с Дагестаном и при чем здесь футбол

 Убийство, покушение на убийство, террористический акт, спецоперация, ликвидация боевика — основные темы новостей из этой республики. Издалека кажется, что еще немного — и там начнется гражданская война. Вблизи ситуация ненамного веселей, но почему-то не страшно. Даже если дело дойдет до полномасштабных боевых действий, это трудно будет назвать войной — скорее, слишком сильной дружбой. Во всяком случае, после возвращения из Махачкалы очень захотелось перечитать Бабеля, причем не «Конармию», а «Одесские рассказы».

Алексей Майшев для «РР»

Алло!..

 — Послушай, ее проблемы — не твои проблемы! Не надо ей никак помогать. Что, у нее брата нету?!

 Это обрывок обычного телефонного разговора в Махачкале. Парень сидит в хашной с друзьями, пьет чай, ждет, когда ему подадут суп, и громко решает чьи-то проблемы. Никто из посетителей не обращает на него внимания. За соседним столиком раздается другой телефонный звонок, мужчина атлетического сложения подносит к сломанному уху телефон.

 — Алло! — Пауза. — Я же тебе говорил, не надо было признание писать! Теперь все равно условный дадут! У меня есть прокурор, завтра решу этот вопрос.

 Сначала кажется, что ты зашел выпить кофе в какое-то неправильное место, где, как на бирже, собираются люди, которые «решают вопросы». Но уже через несколько часов понимаешь, что все вокруг только и занимаются тем, что обещают кому-то позвонить и исправить очередную фатальную ошибку. Создается впечатление, что если в Махачкале отключить мобильную связь, то весь город сядет за решетку или пострадает в разборках. При этом случайный свидетель никого не только не смущает, но даже возбуждает: когда ты оборачиваешься посмотреть на очередного вершителя судеб, он слегка увеличивается в объеме и начинает
 говорить еще громче.

 Слухи о дагестанской коррупции вовсе не преувеличены. Скорее наоборот, местная коррупция недооценена и требует изучения на уровне фокус-групп и мастер-классов. Звучит смешно, но эта система звонков, взяток и услуг здесь более демократична, чем какая-либо другая. Хотя бы потому, что ей может воспользоваться каждый, у кого есть хоть какие-то полезные связи. Некому позвонить — значит, ты асоциальный элемент. Все расспросы о людях, уходящих в лес, в конечном счете заканчиваются тем, что их достала именно эта ситуация — некому звонить.Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Что нам делать с Дагестаном и при чем здесь футбол

 Убийство, покушение на убийство, террористический акт, спецоперация, ликвидация боевика — основные темы новостей из этой республики. Издалека кажется, что еще немного — и там начнется гражданская война. Вблизи ситуация ненамного веселей, но почему-то не страшно. Даже если дело дойдет до полномасштабных боевых действий, это трудно будет назвать войной — скорее, слишком сильной дружбой. Во всяком случае, после возвращения из Махачкалы очень захотелось перечитать Бабеля, причем не «Конармию», а «Одесские рассказы».

Алексей Майшев для «РР»

Алло!..

 — Послушай, ее проблемы — не твои проблемы! Не надо ей никак помогать. Что, у нее брата нету?!

 Это обрывок обычного телефонного разговора в Махачкале. Парень сидит в хашной с друзьями, пьет чай, ждет, когда ему подадут суп, и громко решает чьи-то проблемы. Никто из посетителей не обращает на него внимания. За соседним столиком раздается другой телефонный звонок, мужчина атлетического сложения подносит к сломанному уху телефон.

 — Алло! — Пауза. — Я же тебе говорил, не надо было признание писать! Теперь все равно условный дадут! У меня есть прокурор, завтра решу этот вопрос.

 Сначала кажется, что ты зашел выпить кофе в какое-то неправильное место, где, как на бирже, собираются люди, которые «решают вопросы». Но уже через несколько часов понимаешь, что все вокруг только и занимаются тем, что обещают кому-то позвонить и исправить очередную фатальную ошибку. Создается впечатление, что если в Махачкале отключить мобильную связь, то весь город сядет за решетку или пострадает в разборках. При этом случайный свидетель никого не только не смущает, но даже возбуждает: когда ты оборачиваешься посмотреть на очередного вершителя судеб, он слегка увеличивается в объеме и начинает
 говорить еще громче.

 Слухи о дагестанской коррупции вовсе не преувеличены. Скорее наоборот, местная коррупция недооценена и требует изучения на уровне фокус-групп и мастер-классов. Звучит смешно, но эта система звонков, взяток и услуг здесь более демократична, чем какая-либо другая. Хотя бы потому, что ей может воспользоваться каждый, у кого есть хоть какие-то полезные связи. Некому позвонить — значит, ты асоциальный элемент. Все расспросы о людях, уходящих в лес, в конечном счете заканчиваются тем, что их достала именно эта ситуация — некому звонить.Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Дагестан теряет не столько Россия, сколько сами дагестанцы
        

Махачкала пестрит модной рекламой. Модная реклама перемежается большими плакатами-призывами «Помни о смерти — разрушительнице наслаждений». На заборах и стенах лозунги «Нет законов, кроме закона Аллаха» соседствуют с призывами чатиться и знакомиться для интимных встреч. Иногда получаются странные вывески-гибриды типа «В месяц Рамадан 50% скидок в салоне «Визаж».

Дагестанцев уже практически не существует. Людей с глубокой культурой и достоинством все больше вытесняют пассионарные маргиналы-даги с раздвоенным или даже «растроенным» сознанием. В одной и той же голове уживаются несколько моделей поведения: прозападная (охота за брендами, роскошные, фирменно «посаженные» тюнингованные автомобили, ночная жизнь, наркотики, активное поглощение поп-культа и др.), поверхностно-исламская (ревностное соблюдение религиозных предписаний, держание поста и т.д.) и кавказская (остатки национального менталитета вроде почитания дома, старших, родственников, культ спартанской выносливости и физической силы и пр.). В итоге правила пик-апа и Коран легко укладываются в одну библиотечку.

Теперь представьте, что каждая из этих моделей поведения расщепляется еще на несколько, ведь ислам в Дагестане присутствует в нескольких традиционных и нетрадиционных видах, а этнических меньшинств, языков, микроментальностей — более сотни. Разобраться в этом со стороны практически невозможно.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Дагестан теряет не столько Россия, сколько сами дагестанцы
        

Махачкала пестрит модной рекламой. Модная реклама перемежается большими плакатами-призывами «Помни о смерти — разрушительнице наслаждений». На заборах и стенах лозунги «Нет законов, кроме закона Аллаха» соседствуют с призывами чатиться и знакомиться для интимных встреч. Иногда получаются странные вывески-гибриды типа «В месяц Рамадан 50% скидок в салоне «Визаж».

Дагестанцев уже практически не существует. Людей с глубокой культурой и достоинством все больше вытесняют пассионарные маргиналы-даги с раздвоенным или даже «растроенным» сознанием. В одной и той же голове уживаются несколько моделей поведения: прозападная (охота за брендами, роскошные, фирменно «посаженные» тюнингованные автомобили, ночная жизнь, наркотики, активное поглощение поп-культа и др.), поверхностно-исламская (ревностное соблюдение религиозных предписаний, держание поста и т.д.) и кавказская (остатки национального менталитета вроде почитания дома, старших, родственников, культ спартанской выносливости и физической силы и пр.). В итоге правила пик-апа и Коран легко укладываются в одну библиотечку.

Теперь представьте, что каждая из этих моделей поведения расщепляется еще на несколько, ведь ислам в Дагестане присутствует в нескольких традиционных и нетрадиционных видах, а этнических меньшинств, языков, микроментальностей — более сотни. Разобраться в этом со стороны практически невозможно.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Дагестан теряет не столько Россия, сколько сами дагестанцы
        

Махачкала пестрит модной рекламой. Модная реклама перемежается большими плакатами-призывами «Помни о смерти — разрушительнице наслаждений». На заборах и стенах лозунги «Нет законов, кроме закона Аллаха» соседствуют с призывами чатиться и знакомиться для интимных встреч. Иногда получаются странные вывески-гибриды типа «В месяц Рамадан 50% скидок в салоне «Визаж».

Дагестанцев уже практически не существует. Людей с глубокой культурой и достоинством все больше вытесняют пассионарные маргиналы-даги с раздвоенным или даже «растроенным» сознанием. В одной и той же голове уживаются несколько моделей поведения: прозападная (охота за брендами, роскошные, фирменно «посаженные» тюнингованные автомобили, ночная жизнь, наркотики, активное поглощение поп-культа и др.), поверхностно-исламская (ревностное соблюдение религиозных предписаний, держание поста и т.д.) и кавказская (остатки национального менталитета вроде почитания дома, старших, родственников, культ спартанской выносливости и физической силы и пр.). В итоге правила пик-апа и Коран легко укладываются в одну библиотечку.

Теперь представьте, что каждая из этих моделей поведения расщепляется еще на несколько, ведь ислам в Дагестане присутствует в нескольких традиционных и нетрадиционных видах, а этнических меньшинств, языков, микроментальностей — более сотни. Разобраться в этом со стороны практически невозможно.

Читать дальше ... )

June 2013

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Monday, 26 June 2017 19:09
Powered by Dreamwidth Studios