mamlas: (Я витрина)
Читает Сергей Есенин. «Монолог Хлопуши»


Музыка и видеомонтаж - Александр Угреватов
Сумасшедшая, бешеная кровавая муть!
Что ты? Смерть? Иль исцеленье калекам?
Проведите, проведите меня к нему,
Я хочу видеть этого человека.

Я три дня и три ночи искал ваш умёт,
Тучи с севера сыпались каменной грудой.
Слава ему! Пусть он даже не Пётр!
Чернь его любит за буйство и удаль.

Я три дня и три ночи блуждал по тропам,
В солонце рыл глазами удачу,
Ветер волосы мои, как солому, трепал
И цепами дождя обмолачивал.

Но озлобленное сердце никогда не заблудится,
Эту голову с шеи сшибить нелегко.
Оренбургская заря красношерстной верблюдицей
Рассветное роняла мне в рот молоко.

И холодное корявое вымя сквозь тьму
Прижимал я, как хлеб, к истощенным векам.
Проведите, проведите меня к нему,
Я хочу видеть этого человека.
mamlas: (Я витрина)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Нобелевский миф, Ч.1/2

С 1901 года Шведская академия языка и литературы присуждает премии, считающиеся наивысшим и, что не менее существенно, лишенным тенденциозности признанием достижений в области искусства слова. Писатель, удостоенный Нобелевской премии, предстает в глазах миллионов людей как несравненный талант или даже гений, который, так сказать, на голову выше всех своих собратьев, не снискавших сей верховной и имеющей всемирное значение награды.

Но хотя подобные представления об этой премии давно и прочно внедрены в массовое сознание, они вовсе не соответствуют реальному положению вещей. Мне уже довелось кратко говорить об этом в 1990 году на страницах нашего культурнейшего журнала «Литературная учеба». Позднее вышла в свет объемистая книга А.М.Илюковича «Согласно завещанию. Заметки о лауреатах Нобелевской премии по литературе» (М., 1992). На первой ее странице провозглашено: «Авторитет этой премии признан во всем мире, и этого не опровергнешь».

Однако фраза эта верна только в своем узко-буквальном значении — «авторитет» премии действительно господствует в мире. А в более существенном смысле само содержание книги А.М.Илюковича как раз опровергает или по меньшей мере вызывает глубокие сомнения касательно этого самого «авторитета». Каждый внимательный и непредубежденный читатель книги столкнется с множеством таких сообщений, которые решительно подрывают «общепризнанную» репутацию знаменитой премии. ©

При обращении к уже почти вековой истории этой премии с самого начала становится явной и неоспоримой тенденциозность членов шведской академии, решавших вопрос о том, кто будет нобелевским лауреатом. Так, к тому времени, когда эксперты академии приступили к своей деятельности, величайшим представителем мировой литературы был, вне всякого сомнения. Лев Толстой. Однако влиятельнейший секретарь шведской академии Карл Вирсен, признав, что Толстой создал бессмертные творения, все же категорически выступил против его кандидатуры, ибо этот писатель, как он сформулировал, «осудил все формы цивилизации и настаивал взамен них принять примитивный образ жизни, оторванный от всех установлений высокой культуры… Всякого, кто столкнется с такой косной жестокостью (?) по отношению к любым формам цивилизации, одолеет сомнение. Никто не станет солидаризироваться с такими взглядами»…

Не приходится усомниться в том, что, если бы другой величайший современник Толстого — Достоевский дожил до поры, когда стали присуждаться Нобелевские премии (они предназначены только для еще живущих писателей), его кандидатура также была бы отвергнута…

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)

Главное для Юнны Мориц - морозоустойчивость к "общественным мнениям". И внимание к мнениям ее читателей.

"Свобода Чарли Чаплина в мою свободу вкраплена!"
Разговор с поэтом Юнной Мориц о чувстве "пусьриотизма" и о чувстве Арктики

Юнна Мориц - единственный русский поэт, который сегодня пишет слово Читатель с большой буквы и которому - платит "люблями" этот Читатель, очень недетский и очень детский, от 5-ти до 500 лет.

В ее книгах "Лицо", "Таким образом", "По закону - привет почтальону", "Рассказы о чудесном" - еще и сотни авторских рисунков, которые - "такая поэзия и такая проза на таком языке". Эти рисунки читать - отдельная песня: называется "Уходя, не выключайте свет совести".

Автор "Ежика резинового" и "Большого секрета для маленькой компании" при всех режимах в "черных списках". Не совпадает ни с какой "генеральной линией". Очень художественно раздражает их своим "лица необщим выраженьем". Книги не издают лет по десять, а Читатель ее не исчезает, а множится и молодеет, - такая вот прекрасная тайна "ужасного" поэта, который себя называет Поэткой (её словцо!): "Поэтов делю на хорошеньких,/ Хороших и очень хороших./ Хорошенькие - в цветочек,/ В полосочку и в горошек.// (…) А я - совсем не хорошенькая/ И, вообще, Поэтка./ Поэтка - и больше некому/ Носить это имя, детка!.."

Читать дальше и смотреть видео ... )

Отцы и діти

Wednesday, 22 May 2013 03:31
mamlas: (Я витрина)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] turowalex в Тарас Бульба...
Тарас Бульба...

Лет 35 тому назад, когда я был пацаном, я очень очень очень сильно накосячил....

Мой отец, офицер Советской Армии, решил меня воспитать.

Каких-либо физических мер он не предпринимал, а просто-напросто пересказал мне "Тараса Бульбу", особенно упирая на предательство Андрия и мужество Остапа, которому ляхи ломали прилюдно кости.

Из истории, которую мне рассказал отец, офицер Советской Армии, коммунист, пацанёнок из деревни, которую сожгли фашисты-каратели, я вынес несколько простых и верных заключений:
1. Своих предавать никогда нельзя.
2. Православие - это столп славянина.
3. Лучше умереть православным славянином, стоя на ногах, чем червём, извивающимся на брюхе.

Прошло много лет.

Я стал офицером.

Меня пару раз выводили на настоящий расстрел и не расстреляли именно потому, что я вёл себя исключительно, как Остап перед ляхами.

Проще говоря, я выжил...

А сегодня - мой 10-летний сын очень сильно накосячил.

Читать дальше ... )
mamlas: (СССР)

Статья "Железный занавес", "Литературная газета", 13-01-1930 г.

Часто упоминаемая и выборочно цитируемая статья Льва Никулина, но полного текста в Сети я не находил пока.

Железный занавес

По разным обстоятельствам я нахожусь около года за границей. Я был за границей и три года назад, но в эту поездку для меня стало ясно, что реакционные силы на Западе достигают некоторых успехов в попытках изолировать Западную Европу от влияния советской культуры.

Был такой период времени, когда буржуазная печать кокетничала об’ективной точкой зрения в своих отзывах о советах. Это замечалось даже в эмигрантской печати. Эмигрантские критики как бы серьезно и об’ективно писали о пролетарских писателях и попутчиках. Борис Зайцев грустно жаловался на то, что надо притвориться молодым советским писателем и тогда тебя переведут на иностранные языки.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Правила жизни Тэффи

Тэффи

Настоящее имя Надежда Лохвицкая (Бучинская), писатель, умерла Париже в 1952 году в возрасте 80 лет
©
Я не только умею очаровывать, рассказывать были и небылицы, но и заговаривать боль.

Знакомый помещик написал из Казани, что имение разграблено крестьянами и что он ходит по избам, выкупая картины и книги. В одной избе увидел чудо: мой портрет работы художника Шлейфера, повешенный в красном углу рядом с Николаем Чудотворцем. Баба, получившая этот портрет на свою долю, решила почему-то, что я великомученица.

Анекдоты смешны, когда их рассказывают. А когда их переживают, это трагедия. И моя жизнь — это сплошной анекдот, то есть трагедия.

Я мечтала быть художницей. И даже по совету одной очень опытной одноклассницы-приготовишки написала это желание на листочке бумаги, листочек сначала пожевала, а потом выбросила из окна вагона. Приготовишка говорила, что средство это «без осечки».

Я почувствовала себя всероссийской знаменитостью в тот день, когда посыльный принес мне большую коробку, перевязанную красной шелковой лентой. Она была полна конфетами, завернутыми в пестрые бумажки. И на этих бумажках мой портрет в красках и подпись: «Тэффи»! Я сейчас же бросилась к телефону и стала хвастаться своим друзьям, приглашая их к себе попробовать конфеты «Тэффи». Я звонила и звонила, созывая гостей, в порыве гордости уписывая конфеты «Тэффи» и добросовестно уничтожая их. Я опомнилась, только когда опустошила почти всю трехфунтовую коробку. И тут меня замутило. Я объелась своей славой до тошноты и сразу узнала обратную сторону ее медали. И больше меня уже никакими доказательствами славы не проймешь. А конфеты, как ни странно, люблю по-прежнему. Должно быть, оттого, что они мне запрещены.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Начало печатного слова
Русское Средневековье: Начало печатного слова
О первых шагах русского книгопечатания

Звучащее слово заденет вас мимоходом и скроется за углом памяти. Электронное слово, дикое, полуграмотное, прошамкает что-то и ощетинит свой щербатый рот. Но печатное слово встанет твёрдо, строго, величественно – и ничего с ним не поделаешь: не вырубишь топором, не смоешь водой, ни сожжёшь.


Электронные и аудиокниги в сравнении с напечатанной, бумажной – всё равно что разряженные пёстро нувориши перед потомком древнего дворянского рода. Чтение отредактированной, свёрстанной и отпечатанной в типографии книги стало делом вкуса, воспитания и, может быть, даже престижа. Читающий напечатанное на бумаге слово приобщается к традиции, которая появилась 450 лет назад, вместе с первой на Руси типографией. ©
Читать дальше, /+ 5 сканов/ ... )
mamlas: (Я витрина)

Корней Чуковский

Писатель, умер в 1969 году в возрасте 87 лет.
©
Никогда я не считал себя талантливым. О своем писательстве я невысокого мнения, но я грамотен и работящ.

Я вообще никогда никого не слушался, ни дур, ни умных, иначе я не написал бы даже «Крокодила».

Я никак не могу привыкнуть к хамству и тупоумию издательств.

Чуждаюсь ли тенденции я в своих детских стихах. Нисколько! Например, тенденция «Мойдодыра» — страстный призыв маленьких к чистоте, к умыванию. Думаю, что в стране, где еще так недавно про всякого чистящего зубы говорили «гы, гы, видать, жид!», эта тенденция стоит всех остальных.

Я почти единственный сказочник из всех детских современных писателей, единственный сказочник на 150 000 000 — и пишу по одной сказке раз в три года.

Вот я, если бы в дороге не перезнакомился со всеми людьми, да не в своем купе, а в целом вагоне, да не в одном вагоне, а в целом поезде, со всеми пассажирами, сколько их есть, да еще с машинистом, кочегаром и кондукторами в придачу, — я был бы не я. Я непоседлив, вертляв, болтлив и любопытен.

Нет, при создании детских стихов рассчитывать на вдохновение нельзя.

Зачем-то устраивается пленум по детской литературе. Выступать я не буду. Если бы я выступил, я обратился к юным поэтам с единственным вопросом: отчего вы так бездарны? Эта речь была бы очень короткая — но больше мне нечего сказать.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)

Роберт Льюис Стивенсон

Писатель, умер в 1894 году в возрасте 44 лет
©
Вы думаете, собаки не попадают в рай? Я уверяю: они будут там раньше каждого из нас.

Сложность литературы не в том, чтобы писать, а в том, чтобы писать то, что думаешь.

Большинство нашей карманной мудрости предназначается для использования среди посредственностей; для лишения их амбиций, для баюканья их никчемности. И до тех пор, пока посредственности составляют основную массу человечества, это утверждение будет верным.

Нет чужих стран. Есть только путешественник, который там чужак.

Прячь свои страхи при себе, делись своей отвагой с другими.

Лучшие вещи находятся рядом: дыхание в ноздрях, свет в глазах, цветы под ногами, заботы в руках, дорога перед тобой. Имея это, не нужно черпать пригоршней звезды. Просто делай то, что предлагает тебе жизнь. Простые дела и простой хлеб — лучшее, что может быть.

Возможно, это более достойная судьба: быть собирателем раковин, чем родиться миллионером.

Женитьба — это привязанность, признанная полицией.

Есть только одно различие между жизнью и длинным обедом: за обедом сладости припасены на конец.

Счастлив тот, кто хорошо жил, часто смеялся и много любил.

Политика — это, возможно, единственная профессия, для которой не нужно никакой подготовки.

Самая страшная ложь обычно произносится в тишине.

Читать дальше ... )
mamlas: (СССР)

Судят ли победителей?
К 60-летию со дня смерти И.В.Сталина

В конце 80-х годов прошлого века в Китае развернулась критика «культа личности Мао Цзэдуна». Но после известных событий на площади Тяньаньмынь китайское руководство предложило оценивать деятельность Мао так: он ошибался, но на 30 процентов, а на остальные 70 был прав. Это решение я бы назвал столь же хитрым, сколь государственным и мудрым. Судите сами: «30 процентов ошибок» дают весьма большое пространство для критики, а вот «70 процентов достижений» большого пространства для славословий, как ни странно, не дают. Славословия такая штука – тут или всё, или ничего. ©

Что же мы видим? Полярно противоположные оценки деятельности Мао в китайском обществе прекратились. Публицисты и историки стали искать «золотую середину». Это объединило китайское общество.

У нас же спустя 60 лет после смерти Сталина со страниц прессы и с экранов ТВ не сходят совершенно взаимоисключающие материалы о нем, хотя и государства, которое строил Сталин, уже не существует!

Вот еще что интересно: а кто, собственно, создавал «культ личности» Сталина? Ну, разумеется, агитпроп, пресса, радио, кино, монументальное искусство… Однако книг о Сталине у нас в 30-х годах почти не было, не считая партийных биографий (К. Радека, М. Кольцова, Е. Ярославского), которые сочинялись не только о Сталине. Сталин, конечно, являлся эпизодическим героем многих советских литературных произведений, но случаи, когда он был их главным героем, можно пересчитать по пальцам.

Я знаю три таких произведения: поэмы о Сталине Георгия Леонидзе и Георгия Шенгели, а также пьеса Михаила Булгакова «Батум». При этом следует помнить, что булгаковский «Батум» так и не был поставлен, а поэма Шенгели частично опубликована лишь в 2006 г. в журнале «Наш современник».

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Актуальный Станюкович

К 170-летию со дня рождения писателя

Творческой стихией Константина Михайловича Станюковича, как хорошо известно, было море, а главные герои – военные моряки и «матросские дети» («арапчонок» Максимка-Лючики, «севастопольский мальчик» Маркушка). «Сухопутные» произведения Станюковича менее известны, что не всегда справедливо, особенно в отношении прекрасной повести «Похождения одного матроса» – о русском моряке, волею судеб попавшем в Америку. ©

А если мы возьмем собрание сочинений Станюковича, вышедшее в 1977 г. в издательстве «Правда», то увидим, что добрую половину его занимают именно «сухопутные» произведения (в том числе романы «Без исхода», «Два брата», «Наши нравы», «В мутной воде», «Омут», «Первые шаги»», «Откровенные», «История одной жизни», «Жрецы», «Равнодушные»). Естественно предположить, что они менее известны потому, что уступают великолепной маринистике писателя. Но это неверный вывод, основанный на феномене писательской известности вообще. Гончаров – тоже маринист, но популярным стал не благодаря «Фрегату «Палладе». Означает ли это, что «Фрегат «Паллада» уступает другим произведениям писателя? Ничуть не означает, и наше представление о творчестве Гончарова без его маринистики будет неполным, как, впрочем, и представление о творчестве Станюковича без его «сухопутных» вещей, весьма, кстати, актуальных и по сей день, даже если написаны не о России.

Скажем, Америка в «Похождениях одного матроса» очень похожа на современную Россию.

На примерах героев повести капитана Блэка и кучера дилижанса Билля показана зыбкая грань, отделяющая «джентльмена с большой дороги», то есть бандита, от «уважаемого члена общества» и даже блюстителя закона: шериф и судья хорошо знают преступный мир, так как прежде сами принадлежали к какой-нибудь шайке. Женщина с легким сердцем похищает деньги, доверенные ей женихом, накануне свадьбы. Простодушного иностранца подстерегают на улицах продавцы-шарлатаны, жулики-комиссионеры, шулеры, воры, грабители, убийцы. Всякому плохо одетому, бедному человеку в свободной Америке открывается полная свобода стать «бомжом». На работу принимают только «респектабельного» вида людей. Всё, как у нас ныне!

Маринист Станюкович, по иронии судьбы, море и военный флот в юности недолюбливал и сразу же по окончании морского корпуса собирался поступить в университет, чему резко воспрепятствовал его отец, адмирал крутой николаевской закваски. Он фактически насильно отправил кадета Костю в кругосветное плавание на военном корвете (что ярко описано в великолепном рассказе "Грозный адмирал"). По возвращении из похода Константин сразу же вышел в отставку, что повлекло за собой полный разрыв с отцом и потерю наследства. Надо сказать, что суровый этот поступок был продиктован не только специфическими законами "морской касты". Старому адмиралу не откажешь и в психологическом чутье. "… Отцовская кровь говорила, что этот щенок - его сын по характеру". И не только по характеру, как выяснилось впоследствии.

Став, как мечтал, профессиональным литератором, Станюкович нежданно-негаданно выполнил завет отца. Он вернулся к морю - теперь в творчестве.

И главные свои художественные впечатления он черпал из тех самых трех лет кругосветного плавания, в которое когда-то так не хотел отправляться…

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
Ко дню рождения писателя

«Кто не знает, что наша Украйна
имеет в своей физиономии много
любопытного, интересного,
поэтического? Наши поэты
улетают в нее мечтать и
чувствовать; наши рассказчики
питаются крохами ее преданий и
вымыслов.
(Н. Надеждин,
предисловие к »Вечерам..."



Картина А.И. Иванова-Голубого "Переправа Н. В. Гоголя через Днепр"

Не знаю, корректно ли относить «Вечера на хуторе близ Диканьки» к сказочной литературе, но в детстве я воспринимал эту книгу именно так. Тут тебе и чёрт, ворующий с неба месяц, и хоровод призрачных русалок, и цветущий папоротник, и козак, играющий с ведьмами в карты, и колдун, вызывающий души... ©
Безусловно, в «малороссийских повестях» Гоголя сказочный фантастический сюжет – лишь одна из красок богатой палитры, но краска – немаловажная. Поэтому стоит разобрать – из чего и как родилась одна из лучших книг, как русской, так и украинской литературы.

Конечно, написать книги, по которым многие до сих пор представляют поэтический облик Украины, мог только украинец.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
История, к сожалению, всегда остается орудием политики дня сегодняшнего. И тот, кто владеет прошлым, распоряжается и настоящим, и будущим. Но время неумолимо. Уходит в прошлое очередная смута с ее неразберихой, разрухой, временными вождями и вековечными проблемами, с ее кровопролитными войнами, катастрофами, путчами и заговорами. Это происходит по неизменному закону истории, но прошлое остаётся незримо присутствовать в жизни всех грядущих поколений.

Нередко потомки оказываются любознательнее и добрее, чем можно было бы рассчитывать. Нам очень интересно, о чём размышляли наши предшественники, какие мысли захватывали талантливых и ярких людей во второй половине ушедшего XX века. Весьма показательным примером этого служат афоризмы Леонида Шебаршина, которые интересны уже тем, что их автор долгие годы возглавлял внешнюю разведку КГБ СССР. Их подборка представлена в замечательной книге «КГБ шутит…» (Издательство Алгоритм), которая сейчас вышла в свет.

Леонид Владимирович Шебаршин был профессиональным разведчиком, офицером, человеком гибкого склада ума. Возможно поэтому он стал настоящим философом, который внимательно наблюдал за жизнью и остроумно её комментировал. Впрочем, лучше почитайте сами афоризмы от начальника советской разведки, и всё станет понятно. Вот только небольшая подборка… ©

Мы никогда не меняем своих убеждений. Мы меняем только заблуждения.

Случайностью называется непонятая нами закономерность.

Если трезво взглянуть на жизнь, то хочется напиться.

Позади сожженные мосты, впереди разбитое корыто.

Рукописи не горят. Горят издатели.

Демократия отнимает те пустяки, которые народу дала диктатура – работу, жилище, стабильность, – и дает взамен свободу.

У нас всё впереди. Эта мысль тревожит.

Не стоит возвращаться в прошлое. Там уже никого нет.

Нельзя насытиться воспоминаниями о прошлогоднем банкете.

Если русские вымирают, значит, это кому-то нужно.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
Нравственность есть Правда

Человек трезвый, разумный, конечно же, — везде, всегда — до конца понимает свое время, знает правду, и если обстоятельства таковы, что лучше о ней, правде, пока помолчать, он молчит. Человек умный и талантливый как-нибудь, да найдет способ выявить правду. Хоть намеком, хоть полусловом — иначе она его замучает, иначе, как ему кажется, жизнь пройдет впустую. Гений обрушит всю правду с блеском и грохотом на головы и души людские. Обстоятельства, может быть, убьют его, но он сделает свое дело. Человек просто талантливый — этот совершенно точно отразит свое время (в песне, в поступке, в тоске, в романе), быть может, сам того не поймет, но откроет глаза мыслящим и умным.

Есть на Руси еще один тип человека, в котором время, правда времени вопиет так же неистово, как в гении, так же нетерпеливо, как в талантливом, так же потаенно и неистребимо, как в мыслящем и умном… Человек этот — дурачок. Это давно заметили (юродивые, кликуши, странники не от мира сего — много их было в русской литературе, в преданиях народных, в сказках), и не стоило бы, может быть, так многозначительно вступать в статью, если бы не желание поделиться собственными наблюдениями на этот счет. ©

Был у нас в селе (в тридцатые годы) Вася-дурачок… Не боялся ни буранов, ни морозов (зимой мог босиком ходить), не боялся строгого председателя сельсовета, не боялся даже нас, мальчишек, но… до поры.

Он был парень сильный, перекидывал большие камни на тот берег довольно широкой протоки Катуни. Это было и наше любимое занятие. Мы с Васей подолгу и мирно состязались — кто бросит дальше. Вася, редкой доброты человек, забывал обиды, какие мы ему причиняли, чувствовал себя славно, нисколько не гордился, что бросает камни дальше нас… Но в нас уже назревало злое желание — «завести» Васю. Кто-нибудь доставал из кармана лист бумаги, карандаш и вдруг кричал:

— Вася, в коммуну запишу!

Тут — все мы — дай бог ноги! Вася хватал что ни попадя и гнался за нами. Камни свистели над нашими головами. Могла быть беда. А когда Вася оставался один, он садился на дорогу и горько плакал.

Вот: лет уж семь-восемь, как была коллективизация (а попытки с коммунами еще раньше), крестьянство претерпело невиданные изменения в своей жизни: была вера, был фанатизм, был страх, были радость и горе, и все это на доверчивую душу мужика, и душа эта содрогнулась. И это болезненное движение народной души, этот крутой излом в его судьбе печальным образом навсегда остался жить в одном человеке.

Читать дальше ... )
mamlas: (СССР)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Светкины косы

«Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме»

Когда погас оставшийся от огромной и яркой звезды,
звезды твоего будущего, а тогда – нашего будущего,
дрожащий и чуть мерцающий уголек, и темнота окружила тебя,
и, кажется, что нет уже ни сил, ни надежды –
и вот тогда вдруг начинает светить прошлое…


Своим одноклассникам от «Б» до «А» юбилейного 1970 года выпуска
средней школы №8 г.Великие Луки с любовью посвящаю


Великие Луки

Фото с сайта myvl.ru

Тогда в нашем городе не было телевидения. Радиоприемники, правда, были. К тому же большие, ламповые, но они так шумели, свистели и квакали, а об услышанном так тихо говорили между собой взрослые, что нам никакой информации не доставалось. Были, конечно, газеты, книги, но читать мы только учились. Учили буквы, составляли слоги, складывали слова: ма-ма, ра-ма. Это уже потом: ма-ма мы ла ра-му… Но информационный голод давал о себе знать – мы лезли с разными вопросами к родителям, но те отшучивались, отмалчивались или просто ругали нас за недетские вопросы. «Недетские», а значит информация откуда-то просачивалась. А как же! Вот уже по слогам: ко-му-ни-зы-мы…

- Папа, а что такое «кому-низы-мы»?

- Учись и все узнаешь, — коротко, по-фронтовому. ©

Учусь. И уже по дороге в школу самостоятельно осиливаю плакат на карнизе высокого здания – «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». По слогам, понятно. Стою-осмысливаю… Кто-то поясняет – оказывается, нынешнее поколение советских людей – это я, и, значит, это я буду жить при этом самом коммунизме. И радостно, и торжественно, хотя тревожно и непонятно. Тревожно, наверное, за то, вернее за ту ответственность, которую возлагают на меня, доверяя, значит, жить при коммунизме. А смогу ли? А справлюсь ли я? И что такое коммунизм?

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)

Джон Рональд Руэл Толкин

Писатель, умер 2 сентября 1973 года, в возрасте 81 года в Борнмуте (Англия)
©


Я сам абсолютный хоббит, только ростом повыше.

Я родился в городе Блумфонтейн в Южной Африке и был совсем маленьким, когда моя семья вернулась в Англию. Такой опыт остается в твоей памяти, пусть даже тебе кажется, что нет. Если твоей первой рождественской елкой был увядающий эвкалипт, и ты все время страдал от жары и песка, а потом вдруг оказался в тихой деревеньке в Уорикшире, ты начинаешь чувствовать какую-то особенную любовь к Центральной Англии: там хорошая вода, камни, вязы, маленькие тихие реки и сельские жители кругом.

Меня всегда невероятно увлекали деревья.

Я был стеснительным, неудачливым маленьким созданием и посредственным учеником. Но я хорошо играл в регби.

К 1918 году почти все мои близкие друзья были уже мертвы.

Мое детство нельзя назвать несчастливым. Оно было трагичным, но несчастливым оно не было.

Первое свое произведение я написал в семь лет, и речь в нем шла о драконе. Мама, прочитав мой опус, заметила, что надо писать не «зеленый большой дракон», а «большой зеленый дракон». Честно говоря, я не понял, почему она так считает, и не понимаю до сих пор.

Я учился в школе короля Эдуарда и большую часть времени тратил на изучение латыни и греческого. Но я также выучил англосаксонский, а заодно и готский. Последнее приключилось по чистой случайности, потому что в расписании готского не было.

Лингвистические структуры всегда действовали на меня, как музыка или цвет.

Читать дальше ... )
mamlas: (Любовь)
opsrbaljI98Оригинал взят у [livejournal.com profile] kolencev в Еще одна позорная страница нашей жизни || Оригинал взят у [livejournal.com profile] izyabutman в Еще одна позорная страница нашей жизни || Оригинал взят у [livejournal.com profile] azbukywedy в Еще одна позорная страница нашей жизни || Оригинал взят у [livejournal.com profile] zigmund_xx в Еще одна позорная страница нашей жизни || Originally posted by [livejournal.com profile] evg_likholetyev at Еще одна позорная страница нашей жизни || Originally posted by [livejournal.com profile] morriganvitad at Еще одна позорная страница нашей жизни

В Санкт-Петербурге на выходе из станции метро Политехническая почти каждый день стоит 80-летняя бабушка и продает книги со своими стихами и переводами.

Это известный и замечательный переводчик с английского ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА УСОВА, автор многих переводов из Вальтера Скотта, Байрона, Агаты Кристи, Толкиена, австралийской народной поэзии, английской фантастики.

Её книги переиздаются и продаются повсюду, но положенные проценты из издательств выбить сложно, тем более в 82 года.

Жители Питера могут приехать на Политехническую и купить книгу (не дороже двух бутылок пива).

Стоит максимально распространить это сообщение - не потому, что каждый, кто его прочтёт, сможет чем-то помочь, но потому, что в конце концов оно попадётся на глаза кому-то действительно нужному. Журналисту, юристу, меценату, издателю, а может богатым родственникам Галины Сергеевны, живущим за границей, или известным музыкантам, исполняющим песни на её стихи.

OqlLbqLHWPsНа закате, на закате
Серо-сизые тона,
И луна луча не тратит,
Небо скрыла пелена.

Всюду серо, всюду сыро,
Всё в терзаниях немых,
И несовершенство мира
Скрыто в линиях прямых.

Город стынет, город стонет,
Всё сверкает, словно лак,
А проклятые ладони
Не согреются никак…

Вот приду в тепло, оттаю,
Для всего найду слова…
Хорошо, что я мечтаю:
Это значит – я жива!


Галина Усова

Википедия о ней: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A3%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B0,_%D0%93%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B0_%D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B0

Из группы ВКонтакте "Клуб любителей нестоящей литературы".
mamlas: (Я витрина)

Фазиль Искандер

Писатель, 83 года, Москва
©
Посади ребенка на колени — и он повиснет у тебя на усах.

Мне в молодости казалось, что на старых фотографиях люди значительнее тех, которых я вижу в окружающей жизни. Но, возможно, это тем объясняется, что фотография тогда была редким делом, и люди, снимаясь, внутренне больше сосредотачивались.

Я всегда полагал, что умение увидеть правду и критиковать неправду — это и есть содержание жизни писателя, содержание жизни всех думающих голов в стране.

Человека, у которого слишком развито чувство ответственности, редко увидишь в кино. Если бы был жив Достоевский, мы бы его в кинотеатре «Октябрь» не застали: он бы в это время работал.

Современную прозу возглавили женщины, пишущие детективы. Это несерьезно. Они ведут себя с читателями, как с мужьями: им важнее не понять его, а создать ему настроение.

Глупость высмеивается не для того, чтобы истребить глупость — она неистребима. Это делается для того, чтобы поддержать дух разумных.

Я был так увлечен сочинительством, что не слишком замечал окружающую меня жизнь, даже своих детей. Думаю, воспитывал я их тем, что просто был самим собой.

Больше всего в женщинах ценю застенчивость. Это красиво. Основа женственности не внешность, а повышенное чувство стыда и сочувствие окружающим.

То, что мы собираемся делать завтра, делает нас сегодня такими, какие мы есть.

Некоторые женщины, заболев, становятся нежными. Через несколько дней вдруг начинают покрикивать с постели. О! Значит, выздоравливают!

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
http://tuanvietnam.vietnamnet.vn/assets/Uploads/shutterstock21435451optjpg-035231_1326863036.jpg
mamlas: (Я витрина)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] putnik1 в OPUS DEI
OPUS DEI

В свет вышел учебник биологии для 10-11 классов под редакцией академика РАН Ю.П.Алтухова, который в своем предисловии к учебнику пишет:

"Глубокоуважаемые читатели! Перед вами — первый учебник биологии, не стесненный материалистическими рамками. Мы возвращаемся к Богу, на протяжении столетия вычеркнутому из нашей жизни. Минувший атеистический век крайне пагубно отразился на развитии биологии, ряда естественных наук и самого человека. В угоду вседовлеющему материализму положения гипотезы эволюции возводились в догматы, противоречащие научным фактам. Господа Бога заменил в умах поколений «всемогущий» естественный отбор... Тщательное исследование Священного Писания дает все необходимые предпосылки для твердой веры..."

Раз уж уважаемый Сергей Сибиряков поинтересовался моим мнением по данному, прости Господи, учебному пособию, прежде всего хочу напомнить то, о чем кто-то, возможно, запамятовал...

Автор сей нетленки, первым изданием вышедшей в свет еще в 2006-м и получившей предельно отрицательные оценки специалистов, «как не соответствующая современным научным представлениям в области биологии», - некто Сергей Вертьянов (настоящая фамилия Вальшин), по сути дела, вообще непонятно кто. Бывший буддист, потом индуист (или наоборот), а потом радикально-прерадикально православный. Плюс чутко реагирующий на социальный запрос публицист-альтернативщик, сочинитель лихой и бойкой, мало чем уступающей трудам мэтра фон Денникена книжицы «Происхождение жизни. Факты, гипотезы, доказательства», выдержавшей за 5 лет пять изданий.

Читать дальше ... )
mamlas: (СССР)

Живой и вечный том

Культурная утонченность дореволюционной эпохи и бесчинства большевиков, хотевших «до основанья» разрушить старый мир, в том числе и классическую русскую культуру, – таков образ эпохи, который нам навязывают уже более двадцати лет.

Однако соответствует ли он действительности? Не более чем другие истасканные мифы, сочиняемые для дискредитации советского строя. В реальности большевики не только не уничтожили русскую культуру – они заложили основу для ее истинного и широкомасштабного распространения. ©

Мифология, замешанная на лжи

Легитимность режима, чья власть установилась в России после 1991 года, имеет в своей основе ложь. Именно на лжи была построена пропагандистская кампания конца 1980-х – начала 1990-х годов, в результате которой миллионы людей поверили, что их Родина-мать, еще вчера вызывавшая чувство любви и гордости, «на самом деле» злая мачеха, от которой лучше избавиться. Ложь продолжает поддерживать устойчивость власти и сейчас, когда Советского Союза давно нет на карте.

Ничего удивительного в этом нет. Несмотря на чудовищные удары, нанесенные за последние двадцать с лишним лет по образованию, культуре и в целом по сознанию людей, большинство жителей России и других республик постсоветского пространства считают ценности советского жизнеустройства правильными, можно даже сказать – родными. Главная среди этих ценностей – уверенность в том, что каждый человек (вне зависимости от социального происхождения и статуса) имеет право на жизнь и полноценное развитие. Для режима, наоборот, нацеленного на все более углубляющуюся кастовость и последовательно внедряющего принципы платного образования, платной медицины и пр., подобные установки смертельно опасны. Ведь они угрожают его легитимности, уважению в глазах народа. Вот почему сейчас, когда пресловутая «красная угроза», которой пугали обывателей в 1990-е годы, казалось бы, осталась в прошлом, советская эпоха продолжает всячески очерняться. Какой период ни взять – первые годы советской власти, время правления Сталина, «брежневский застой» или даже Великую Отечественную войну – для каждого из них у журналистов и псевдоисториков, обслуживающих интересы власти и капитала, есть внушительный ушат грязи, помоев и самой низкопробной лжи.

Мы постарались разоблачить один из мифов, давно, еще с перестроечных времен, являющийся важным кирпичиком в той стене, которая ограждает сознание многих людей от исторической правды, не позволяет им объективно оценить прошлое страны. Данный миф заключается в следующем: якобы советская власть, особенно в первые годы после своей победы, с ненавистью и подозрением относилась к классической русской культуре, пыталась искоренить ее и поставить на место Пушкина и Достоевского новых «пролетарских классиков» вроде Демьяна Бедного и Владимира Маяковского. Ситуация, если верить создателям этой ложной концепции, стала понемногу исправляться лишь перед войной, хотя и после этого тот же Достоевский якобы продолжал находиться под запретом у «беспощадных» советских идеологов.

Данный миф, ничего общего не имеющий с реальностью, остается тем не менее одним из самых живучих. По мнению его распространителей, большевики всеми силами старались уничтожить «старую» российскую культуру, отправив в запасники и архивы всех, кто не укладывался в их классовую теорию. К числу тех, кто подпадал под это «очищение от гнилого наследия», новая власть якобы относила и таких писателей и поэтов, как Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Достоевский…

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Голоса эпох

Записи голосов Льва Толстого, Николая II, Ленина, Маяковского, Мандельштама, Луначарского, Андрея Белого, Коллонтай, Бунина, Есенина, Блока, Троцкого, Николая Гумилёва, Зощенко, Сталина, Олеши, Берии, Пастернака, Берггольц, Ахматовой, Калинина, Жукова, Гагарина, Хрущёва, Левитана, Чуковского, Брежнева, Андрея Тарковского, Андропова, Черненко, Громыко, Бродского.

С удовольствием добавлю записи от вас. Первым располагаю тот голос, с которым не был знаком.


Лаврентий Берия - Речь на похоронах И.Сталина, 1953


Слушать и смотреть дальше, /+ 31 видео/ ... )
mamlas: (Я витрина)
7 «сказочных» иллюстраторов

Они подарили нам сказку! Художники-иллюстраторы, которые «оживили» наших любимых героев. Путеводитель по книжкам, стилю, техникам и истории из жизни. ©

1. Иван Билибин

Мастер графики, создатель особого типа иллюстрированной книги, «первый профессионал книги» — как его называют специалисты. Его пример — другим наука, в творчестве Билибина искали вдохновения многие поколения не только иллюстраторов, но и графических дизайнеров.


«Царевна-лягушка», «Василиса-прекрасная», «Марья Моревна», «Сказка о царе Салтане», «Сказка о золотом петушке», «Сказка о рыбаке и рыбке» — стоит найти на полке любимые с детства книжки, чтобы убедиться — красота!

Стиль. Узнать работы Билибина можно по большого формата тонкой книге-тетради с крупными цветными рисунками. И художник здесь — не просто автор рисунков, но и всех декоративных элементов книги — обложки, инициалов, шрифтов и орнаментальных украшений.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)

Ничто не ново под луной. Когда я читал это пособие, написанное без малого сто лет тому назад, у меня перед глазами проходили сотни дискуссий, которые мне не посчастливилось прочитать здесь и сейчас, в ЖЖ и прочих других интернетах. Прочтите, и вы сами увидите насколько мало все изменилось. Итак.

Карел Чапек. Двенадцать приемов литературной полемики, или Пособие по газетным дискуссиям.

Вступление автора
Это краткое руководство рассчитано не на участников полемики, а на читателей, чтобы они могли хотя бы приблизительно ориентироваться в приемах полемической борьбы. Я говорю о приемах, но никак не о правилах, потому что в газетной полемике в отличие от всех других видов борьбы - поединков, дуэлей, драк, побоищ, схваток, матчей, турниров и вообще состязаний в мужской силе, нет никаких правил - по крайней мере у нас. В классической борьбе, например, не допускается, чтобы противники ругались во время состязания. В боксе нельзя нанести удар по воздуху, а потом заявить, что противник нокаутирован. При штыковой атаке не принято, чтобы солдаты обеих сторон клеветали друг над друга - это делают за них журналисты в тылу.

Но все это и даже гораздо большее - совершенно нормальные явления в словесной полемике, и трудно было бы отыскать что-либо такое, что знаток журнальных споров признал бы недозволенным приемом, неведением боя, грубой игрой, обманом или неблагородной уловкой. Поэтому нет никакой возможности перечислить и описать все приемы полемической борьбы ; двенадцать приемов, которые я приведу, - это лишь наиболее распространенные, встречающиеся в каждом, даже самом непритязательном сражении в печати. Желающие могут дополнить их дюжиной других.

1. Despicere (смотреть свысока - лат.), или прием первый. Состоит в том, что участник диспута должен дать почувствовать противнику свое интеллектуальное и моральное превосходство, иными словами, дать понять, что противник - человек ограниченный, слабоумный, графоман, болтун, совершенный нуль, дутая величина, эпигон, безграмотный мошенник, лапоть, плевел, подонок и вообще субъект, недостойный того, чтобы с ним разговаривали. Такая априорная посылка дает вам затем право на тот барский, высокомерно-поучающий и самоуверенный тон, который неотделим от понятия "дискуссия". Полемизировать, осуждать кого-то, не соглашаться и сохранять при этом известное уважение к противнику - все это не входит в национальные традиции.

Read more... )
mamlas: (Я витрина)
Соображенский: Если вы заботитесь о своем пищеварении, мой добрый совет — не говорите за обедом о постмодернизме и о сексопатологиях. И — боже вас сохрани — не читайте до обеда антисоветских блогов.

Бухменталь: Гм… Да ведь других нет.

Соображенский: Вот никаких и не читайте. Вы знаете, я произвел 30 наблюдений у себя в многоэтаЖЖке. И что же вы думаете? Пацаны, не читающие либероидных блогов, чувствуют себя превосходно. Те же, которых я специально заставлял читать «Неправду», — теряли в весе. […] Мало этого. Пониженные коленные рефлексы, скверный аппетит, угнетенное состояние духа.

mamlas: (Я.НГ)

Артур Кларк

Писатель-фантаст, умер 19 марта 2008 года в возрасте 90 лет
©
Стенли Кубрик искал человека, который мог бы написать сценарий «Космической одиссеи», и ему указали на меня (Кларк и Кубрик — авторы сценария «Космической одиссеи 2001». — Esquire). Кубрик сказал: «Что? Этот псих, который живет на дереве в Индии?»

Я живу в Шри-Ланке с 1950-х годов. Почему? Коротко отвечу: а как насчет пятидесяти английских зим? Ненавижу английскую погоду. Я приехал в Шри-Ланку нырять — и это было даже получше Великого барьерного рифа. Я понял: вот место, где надо жить.

Для меня мир — одна большая деревня.

Не люблю обобщений, но в любом городе мира можно найти и счастливо выглядящих людей, и несчастно. Все из-за погоды. Глупо я буду выглядеть, если на улице ветер и снег, а я иду с улыбочкой до ушей. Может, поэтому здесь больше улыбаются. Главное — что в Шри-Ланке, что в Лондоне — человеческое дружелюбие. Некоторые же просто не способны заводить друзей.

Я редко пью: так, пропускаю иногда стаканчик шерри Harvey’s Bristol Cream — единственный напиток, который я признаю. А пиво... Пиво — это же от слова «пи-пи»! Гадость ужасная.

Эпитафия нашей расе, написанная бегущими светящимися буквами, будет гласить: «Тем, кого боги хотят уничтожить, они сначала дают телевизор». Мы становимся расой созерцателей, а не созидателей. Но с другой стороны, смотреть телевизор — все равно что дышать: без него не обойтись. Человек может дольше прожить без еды, чем без информации. Загвоздка — в образовательной системе: людей надо обучать разборчивости. Только самодисциплина сможет противостоять тем волшебным силам, которые еще только будут вызваны нами к жизни. Иначе все станем морскими губками.

Деньги? Цып-цып-цып, мои хорошие. Чем их больше — тем лучше. С деньгами не всегда у меня клеилось: в 1945-м за мою идею спутникового вещания (Кларк в журнале Wireless World предложил принцип спутниковой связи. — Esquire) мне заплатили 15 фунтов. Тогда все деньги у меня уходили на научную фантастику и граммофонные пластинки.

Интернет я называю World Wide Wait: целая вечность пройдет, прежде чем получишь то, что надо.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] chelovekorkestr в Мой друг Генка

Я помню себя рано, года в два. А с трёх лет помню Генку. Он был одним из самых близких моих друзей.


Наш дом был густо заселён. Я как - то посчитал, только на нашем этаже в четырёх квартирах жили девять семей.

Трудно представить это сейчас. Но, тогда было совсем другое время.

Я родился спустя десять лет после окончания войны. В новый дом въехали, когда мне исполнился год. Папа открыл дверь в большую комнату, опустил меня на пол и я тут же пошёл, к радости моих родителей, братьев и сестёр.

Я самый младший в семье. У меня два брата и две сестры. С мамой и папой нас было семь человек.

Быстро промелькнуло детство. Кое-кто из пацанов уже начинал покуривать. Генка с родителями и младшим братишкой занимали небольшую комнату в трёхкомнатной квартире, где жили ещё две семьи.

Школа, где учились все ребята из нашего двора, находилась через дорогу. И к восьми часам те, кто учился в первую смену, надев только шапку, несмотря на зимний холод, бежали в школу.

После школы я звал Генку Михеева к себе домой вместе делать уроки. Хотя он стеснялся идти к нам, мне всё же удавалось затащить его.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)

History of Copyright

Об авторе:
Рикарде Фальквинге — основатель Пиратской Партии Швеции. В 2009 году Пиратская Партия прошла в Европарламент, набрав больше 7% голосов. В 2010 Рикард Фальквинге вошёл в список 100 самых влиятельных людей Швеции по версии журнала Fokus. В 2011 он уступил место руководителя партии Анне Троберг и сосредоточился на пропаганде идей Пиратского Интернационала, выступая с лекциями по всему миру.


В этой серии из семи статей я хочу рассказать историю авторского права от 1350 года до наших дней. Эта история довольно сильно отличается от того, что обычно рассказывают представители индустрии копирайта. ©
Часть 1: Чёрная смерть

Мы начнём с прихода в Европу чёрной смерти в 1350-х годах. Европейские страны пострадали от чумы не меньше остального мира. Европе понадобилось больше 150 лет на то, чтобы восстановить своё политическое, экономическое и социальное положение после эпидемии.

Религиозные учреждения восстанавливались медленнее остальных. Они не только пострадали сильнее из-за компактного проживания монахов и монашек в монастырях, но ещё и не так быстро восполняли потери, так как в десятилетия после чумы в экономике ощущалась сильная нехватка рабочих рук, и люди редко уходили в монастыри или отдавали туда своих детей.

Какое отношение всё это имеет к теме статьи? Дело в том, что тогда именно в монастырях производилась львиная доля книг. Если вам нужна была копия книги, вы заказывали её в монастырском скриптории, и монахи переписывали её для вас. Вручную. Копии были несовершенны — некоторые ошибки исправлялись переписчиком, но и новых добавлялось не меньше.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] kuvaldinur в ФАРС
ФАРС

В Старом Осколе делают хорошие конфеты. Взял упаковку с малиновыми фантиками из фольги. В магазине же открыл, распахнул, как гармошку, фантик, и вылезло этакое маленькое пирожное. Так и с приятным хрустом конфетка растаяла во рту. Вышел из магазина, остановился на морозе, решил съесть ещё одну конфетку. Походил вокруг Новогодней елки, пофарсил, озяб, спустился в метро, сел на скамейку, и одну за другой съел сразу пять конфет. Согрелся, вышел на воздух, опять к елке. Закурил. Покурил. Подымил. И доел оставшиеся конфеты. Пошел опять в магазин. Купил уже три упаковки. Пришел домой, сел смотреть футбол «Челси» - «Коринтиас», из Японии. Опять не спеша съел целый пакет. Бразильцы выиграли 1 : 0 и стали чемпионами мира среди клубных команд. И что за чудесные конфеты только?! Называются «Фарс».

Юрий КУВАЛДИН
mamlas: (Я витрина)


Борис Стругацкий

Писатель, скончался 19 ноября 2012 года в Санкт-Петербурге
©
Начинать всегда стоит с того, что сеет сомнение.

У культурных людей гораздо больше оснований напиваться, чем у некультурных. Человек пьет потому, что его желания не соответствуют его возможностям. Он никак не привыкнет к мысли, что жить должно трудно. А хочется — чтоб было просто и легко.

Мы живем в цивилизации статуса: если ты занимаешь такое-то социальное положение — ты должен жить в таком-то районе, носить такую-то одежду, ходить в такие-то рестораны. Цивилизация статуса существовала всегда. Подростки моего времени щеголяли в немыслимых клешах, злоупотребляли блатным жаргоном — что тоже говорило об их статусе.

Сам я вообще-то дикий. На свою свадьбу в ресторан «Метрополь» я пришел в спортивных тапочках, а галстук мне одолжил швейцар в гардеробе. Ненавижу одеваться по форме.

Общий спад при наличии некоторых исключений — вот самое естественное и обыкновенное состояние искусства, литературы, в любое время и в любой стране.

Мы с братом писали 40 лет назад: «Привычка терпеть и приспосабливаться превращает людей в бессловесных скотов». Так было — так будет. Это в России — наследственное. Все довольны. Мы умеем изменяться только в силу жестокой необходимости.

Россия сейчас напоминает Веймарскую Германию конца 1920-х годов. Мы с Алексеем Германом занялись «Трудно быть богом» еще в середине 1960-х — начальство снять фильм не позволило. В 1990-х Герман снова о нем заговорил. Я тогда был уверен, что тема противостояния в России интеллигенции и власти уже не актуальна. Герман смотрел дальше меня и, похоже, оказался прав. Остается только надеяться, что всякая трагедия истории повторяется в виде фарса. Только фарс — это не обязательно смешно. Это еще и дико.

Ничто так не взрослит, как предательство.

Читать дальше ... )
mamlas: (СССР)

Начало, Ч.2/3

© Сергей Эс
XIV

Некоторое время Сталин простоял у трибуны, собираясь с мыслями.

– Раз уж мы попали в неординарные условия, – наконец, заговорил он, – в состояние войны, которую враг ведет с нами, глубоко проникая в наши ряды, то должны быть абсолютно новыми, не имеющими прецедента в мировой истории, неординарными и методы нашей работы. Вопрос стоит так: как выстроить свою деятельность, чтобы она была неуязвима как для воздействия извне – от явных врагов, так и изнутри (и это главная особенность момента) – от врагов, затесавшихся в партию?

Согласен, это сложный вопрос, – генералиссимус обежал взглядом сидящих в зале, – но чем берет враг? – Тем, что, проникая в наши ряды, расставляет своих людей на ключевые позиции, либо, находя зацепки у наших кадров, заставляет их работать на себя. А, значит, самым уязвимым звеном нашей работы становятся кадры. Когда-то я говорил, что кадры решают все. Однако это было правильным для правящей партии. В условиях же неограниченного контроля со стороны этот принцип нуждается в пересмотре.

Противник влияет на нашу организацию через кадры, а, значит, в первую очередь, должен быть изменен характер влияния кадров на партийную работу. В условиях, когда наша структура у врага как ладони, нашу организацию легко подчинить, взяв ее за голову, поэтому первое – партийные комитеты не должны иметь пирамидальную структуру. Власть не должна сосредотачиваться в одних руках. Для первых лиц должно быть установлено жесткое правило ротации. Этого не надо бояться. Если в партии есть безусловный крепкий лидер, то его мнение будет иметь вес, какую бы должность в партийной структуре ни занимал. Напомню, что Ленин никогда не был первым секретарем, однако в его влиянии на партийную работу сомневаться не приходится. В наших организационных построениях должна работать простая математическая формула: "от перестановки мест слагаемых сумма не должна меняться", то есть ценные кадры должны иметь возможность вносить свою лепту в процессы принятия решений, будучи на любом месте партийной структуры.

Читать дальше ... )
mamlas: (СССР)

Начало

© Сергей Эс

На этой фразе Сталин поднял удивленный взгляд на полковника.

– Второе, – продолжал тот, не заметив удивления генералиссимуса. – Должен быть принят закон об обязательном исполнении гособоронзаказа всеми предприятиями и организациями вне зависимости от форм собственности.

Взгляд Сталина потемнел. Он опустил глаза и стал, наконец, раскуривать трубку.

Председательствующий укоризненно посмотрел на него, но ничего не сказал.

– Обязательно должен быть принят, – продолжал военный, – пятилетний план производства систем вооружений, который даст возможность производить изделия военного назначения с длительным циклом производства. И еще на пять лет должны быть пролонгированы работы по ним. Тогда можно планировать развитие, брать долговременные кредиты и создавать единую технологию производства. В режиме "старт-стоп" работать нельзя. Нельзя на один год размещать заказы на такие системы, как надводные корабли, подводные лодки, самолеты, тяжелые ЗРК, бронетехника, цикл производства которых более шести месяцев. Су-30, например, делают 18 месяцев, значит, оборонзаказ идет не на один год, а на два. Ту-22 – около 30 месяцев. А Ту-160 – минимум три года при нынешнем штучном, а не серийном производстве…

– Золотые слова, – иронично произнес еще один из присутствующих, – "брать долговременные кредиты и создавать единую технологию производства". Кем создавать?! На заводах нет людей! Специалисты разбежались, новые не подготовлены. Рабочих нет. Средний возраст работников на типичном оборонном предприятии семьдесят… вы только подумайте! – семьдесят лет! Те, кто потенциально мог бы работать, сейчас протирают штаны менеджерами в разных фирмах либо охранниками, к станку они уже не станут… "Восстановить всю систему головных институтов по отраслям". Из кого?!…

В кабинете поднялся шум…

Читать дальше ... )
mamlas: (СССР)

Повесть, выросшая из рассказа «Речь И.В. Сталина на двадцатом съезде КПСС». Это вторая часть повести.

© Сергей Эс
•••••••
Сергей Эс. Визит генералиссимуса.
Фантастическая повесть, основанная на реальных событиях и документах

Часть 1. Речь И. В. Сталина на двадцатом съезде КПСС

Часть 2. Визит генералиссимуса

I

Ну почему?! – вопрос глухо и больно бил по мозгам.

Почему ничего не изменилось?!

Три человека сидели в небольшой комнате и растерянно смотрели друг на друга.

Несколько минут назад, возвращаясь из прошлого, Артем разве что не светился от распирающей его радости. Он ожидал увидеть изменившуюся (нет! не то слово – возродившуюся) страну: других людей, другие улицы…

Несколько минут назад, после выступления генералиссимуса на съезде начались дебаты. Сталин вышел за кулисы, где его ждал Артем. Они прошли по коридору, завернули в пустой закуток, чтобы скрыться от глаз людей, и в следующее мгновение их в помещении уже не было.

За эти несколько минут они преодолели пятьдесят пять лет и теперь были в две тысячи одиннадцатом году, в квартире Артема, где их ждала жена Артема, Вера.

И вот, ничего… Ничего не изменилось. Их встретила прежняя страна.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)

(По мотивам русского фольклора и творчества Леонида Филатова)

В царстве хищников и злюк жил сердитый военрук. Так и звали военрука по-военному — Сердюк. Но за пять недолгих лет он продул авторитет. Батальонами искали — никакого толка нет.

Побежал Сердюк к царю, помоги, мол, мне, горю:

- Хочешь, руку поцелую? Хочешь, чаю заварю?.. Ты пойми, ведь я не знал, что получится скандал. И теперь меня, как бабу, так и тянет на вокзал.

Отвечал коварный царь, мол, мозги мне тут не парь:

- Я давно с тобой задумал… А уже, дружок, ноябрь. Так что ты не обессудь, хочешь, выпей что-нибудь. Но, пожалуй, лучше сразу — либо уксус, либо ртуть.

Закричал Сердюк:

- Постой! Как же так, ведь я же свой! Помнишь, вместе на параде?.. Помнишь, дачу под Москвой? Не хотел напоминать, но ты вспомни, чей я зять!.. По знакомству-то хоть можно военрукам помогать?..

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
Я где-то говорил числа восемьнадцатого, что не думаю в эти дни — вот думаю(!), что это у Кантора — нормально. У меня нет сил для полного обсуждения, если хотите,.. но донести я обязан.
mamlas: (Я витрина)
Не читал особо, потому что забросил фантастику (хотя и не забросил философию) ещё до окончания школы, но знаю, что столпил нашу культуру (оба, конечно).

Память и просьба к месту в Царстве за его вклад в нашу мощную копилку! Ну и как человеку! Не пишу здесь «человеку» с большой буквы — труженику настоящего дела. Думаю, это больше, чем просто писаться с большой буквы.



19 ноября. В понедельник 19 ноября скончался известный писатель-фантаст Борис Стругацкий. Ему было 79 лет.
mamlas: (СССР)

Начало

© Сергей Эс

IV.

Сталин на некоторое время замолчал, отвлекшись на почти погасшую трубку.

В зале царило молчание. Однако некоторые присутствующие делегаты напряглись. Они увидели, что генералиссимус начал постукивать ногтем по мундштуку. Многие знали, что это могло означать, что он собирается с мыслями, чтобы сказать что-то очень важное.

— Почитав эту писанину, — Сталин кивнул в сторону листков доклада, — можно подумать, что достаточно было бы одного моего слова, чтобы осадить любые горячие головы. Весь доклад крутится вокруг культа личности Сталина.

Это доклад труса и подхалима, который действительно боится любого слова вышестоящего начальника и после его смерти, на чем свет стоит, начинает поносить усопшего, оправдывая свое лизоблюдство.

— Я соглашусь с тем, что культ личности был, но проявлялся он совсем не в той форме, как это намарано здесь.

Сталин неожиданно прервался, и изумленные делегаты увидели, как дрогнула трубка в его руке.

Читать дальше ... )
mamlas: (СССР)


I.

Никите Сергеевичу показалось, что в большом зале приглушили свет. Сидящие перед ним делегаты вдруг отчего-то стали плохо видны, будто все помещение подернулось серой вуалью. Он испуганно взглянул на лампу, освещавшую трибуну. Она тоже будто потемнела.


Однако в освещении оратор не сомневался. Он быстро понял, что это потемнело у него в глазах. Причина лежала прямо перед ним.

Поверх больших машинописных листов доклада непонятно откуда появилась маленькая бумажка. Ее, возможно, положил на трибуну дежурный секретарь, который, вроде бы, совсем недавно подходил к ней. Поглощенный выступлением Никита Сергеевич не помнил, подходил ли кто к трибуне и уж точно не обратил бы внимания на то, что подошедший человек мог принести.

Теперь он оторопело смотрел на маленький листочек. Было отчего потемнеть в глазах. На бумажке была выведена невероятная надпись:

«В президиуме сидит СТАЛИН!!!»

Именно так. Слово «Сталин» было выведено большими… нет… огромными буквами. И три восклицательных знака.

У докладчика перехватило дыхание. Его взгляд испугано забегал по сидящим в зале делегатам съезда. Увиденное повергло Первого секретаря в шок.

Присутствующие смотрели не на него. Их взгляды были обращены в одну точку, которая находилась где-то за спиной Никиты Сергеевича.

Не защищенный волосами затылок словно почувствовал жар, веющий оттуда.

Докладчик застыл на месте и некоторое время простоял в неудобной сгорбленной позе.

В зале царила гробовая тишина. Делегаты будто забыли о докладе, никак не реагируя на молчание лидера партии и государства.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Ну какая у блогеров в ЖЖ общая забота? Правильно, что писать, о чём думать над чистым листом визуального редактора?

Вот прекрасная статья френда [livejournal.com profile] iosifkuralov, которую я запостил в предыдущей записи. В ней, в частности, говорится о той подлости, что заложил Ленин под нашу некогда единую страну в виде национально-административного деления территории и как это аукнулось СССР, что то же может ожидать и нынешний остаток России и как ей икается порой от этого же сегодня.

Прекрасная статья. Такую и не стыдно перепостить. Что дальше разместить в своём журнале? Чем удивить вас, мои дорогие читатели? А ... А ничего не надо делать и искать, думать и сомневаться — оно само плывёт в сети, повинуясь вихрям ноосферы.

Вот и здесь, в то же время, когда я постил предыдущий текст, в расслыку на «ящик» пришла нижеизложенная басня. Она прекрасно ложится в качестве эпиграфа к этим мыслям о Ленине, его проекте национальных окраин и к чему ведёт такая полигамная семья равных.

Одно «но» — написано это произведение было в 19 веке, почти за 30 лет до Революции. Читай, невольное пророчество о том, чего нельзя было и размыслить в каком-нибудь воспалённом русофобском уме.

О, Русь-матушка (мать-мать!), зачем ты так богата на пророков!? Пойми, твоё богатство — наш Крест ... Остаётся только расставлять пошире свои загребущие руки и ловить твои бесценные глыбы-смарагды из сетей почтовых рассылок. Даже трудиться не нужно над постом ... Эх-х, Эльдорадо!

Итак, эпиграф к предыдущей статье, идущий послесловием.

Русская поэзия. Владимир Соловьев

Полигам и Пчелы

Басня

   В одной стране помещик-полигам
Имел пятнадцать жен, которые ужасно
Друг с другом ссорились и поднимали гам.
   Все средства он употреблял напрасно,
Чтоб в разум их привесть, но наконец
                        прекрасный
         Вдруг способ изобрел:
Читать дальше ... )
mamlas: (Default)

Правила жизни: Богдан Ступка и другие

Виктор Пелевин

49 лет, писатель, Москва
©

Слышал ли я хлопок одной ладони? (синоним просветления в буддизме. — Esquire). Много раз в детстве, когда мама шлепала меня по попке. Я думаю, что поэтому и стал буддистом.

Вопрос о том, что ожидает нас после смерти, так же бессмыслен, как вопрос, что ожидает Арлекина после костюмированного бала. Его ничего не ожидает, потому что Арлекин существует только как маска. Мне кажется, что правильнее говорить о том, что нас что-то ожидает в жизни. А смерть — это пробуждение от жизни. Но пробуждаемся от нее не мы, потому что мы сами — такая же точно иллюзия, как и все, что нас окружает. Умирая, мы просыпаемся от того, что считали собой. Кстати, в дневнике Льва Николаевича Толстого описан потрясающий сон на эту тему.

Еще не знаю, боюсь ли я смерти.

У меня нет домашних животных.

У меня нет вкусов. То что мне нравится в литературе, музыке и кино, нравится мне не потому, что подчиняется каким-то принципам или правилам, которые можно было бы сформулировать в качестве моих предпочтений. Это происходит непредсказуемо и по непонятной мне самому причине.

У меня нет никакой воли, которую я ощущал бы непосредственно, как язык или руку. Воля — это интерпретация, а свобода воли — это интерпретация интерпретации. На самом деле, ничего подобного не существует. Вы знаете, как говорил Чапаев в известном анекдоте: «Я себе такую гадость даже представить не могу».

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)

Правила жизни: Богдан Ступка и другие

Людмила Улицкая

Писатель, 69 лет, Москва
©

Когда очищаешь письменный стол от кучи исписанной бумаги, у книги начинается своя собственная жизнь. Я всего несколько недель тому назад рассталась с новым романом, и мне до смерти интересно, что будет дальше.

Когда я стала издавать книгу за книгой, я испытывала страх самозванства. Кто это меня назначил писателем? Я стеснялась самого слова «писатель». Но с годами привыкла. Да, писатель.

Разговаривать можно со всякими людьми, в том числе и с теми, которые не читали книг.

Есть одно качество у времени: оно ускоряется с годами. В детстве каждый год тянется бесконечно, тебе бесконечно долго шесть лет и никак не исполняется семи, когда будет другая жизнь, школа... А чем ближе к старости, тем быстрее осыпаются листочки календаря. Моргнул — понедельник, еще моргнул — опять декабрь...

Я биолог. Вид крови повергает в шок, когда ты не знаешь, что с этим делать. А когда ты понимаешь, что надо наложить жгут и остановить кровотечение, то шок проходит. Делаешь, что надо.

Грязи я не боюсь, не брезглива, и, если надо, могу вымыть сортир. Это благородная работа — из грязного делать чистое.

Я видела столько прекрасных смертей, когда люди уходили благородно, красиво, «безболезненно, непостыдно, мирно», что с годами гораздо больше боюсь своего плохого поведения, чем смерти. Наверное, это и есть гордыня.

Не думаю, что существует какая-то средняя, для всех приемлемая правда. Мы все видим только части целого — в силу разной широты взгляда, глубины ума, точности интуиции.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)

Правила жизни: Богдан Ступка и другие

Тонино Гуэрра

Сценарист, писатель, поэт, умер 21 марта 2012 года в возрасте 92 лет, Пеннабилли, Италия
©

Я очень нудный и очень странный. Я надеюсь прожить еще сто лет.

У меня было прекрасное детство. Именно тогда я впервые насладился шумом дождя по листьям, знакомился со снегом — открывал рот и ловил его, впервые попробовал мороженое. Я как лизнул — и сразу же отстранился. Это было так вкусно, что я испугался!

Самая большая встреча у меня произошла в детстве с морем. Отец посадил всю семью в телегу, запряженную лошадью, и повез к морю. Это было событие. Море не помещалось в глазах!

Все, что я ем сейчас, даже самые изысканные блюда, — не так вкусно, как то, что я ел в детстве. И я никогда больше не ел таких инвольтини, какие готовила моя мама.

Путь старого человека — это путь не к смерти, а к детству.

В детстве мы бессмертны.

Я на ваших глазах отрубил бы себе руку, если бы у меня появилась вера в Бога. Я видел то утешение, которое получают верующие люди, но эти большие слова — «судьба», «вера» — пока в тени для меня. Я прилагаю все силы, чтобы не бояться смерти.

Однажды мы с Федерико Феллини сидели в машине, и я все говорил ему о своей боязни смерти. А он подумал и сказал: «Знаешь, Тонино, может быть, это будет большое путешествие?»

Я всегда отношусь к властям с недоверием. К любым. Потому что любая власть, есть солнце или нет, на культуру смотрит всегда в черных очках, у нее другие заботы.

Я придумал для себя название, когда меня спрашивают, почему я не вступаю ни в какую партию, я отвечаю, что я — дзен-коммунист.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Равнодушное чудо
Originally posted by [livejournal.com profile] mamlas at Равнодушное чудо

- Слушай, а хочешь я Чудо тебе покажу?
- Какое? Ну давай показывай, если это Чудо. А то чего-то так всё обрыдло, что даже выть не хочется.
- Вот смотри. Правда красиво?
- Что это? Что ты мне дал? Камни какие-то грязные. Что это такое?
- Это алмазы. Знаешь такие? Ограни - будет Чудо. Заиграет так, что и выть не захочется.

- Н-да. Удивил … Однако, удивил! И правда красиво играют! Ну хорошо. А теперь и я тебя удивлю. Ты не против?
- Ну если и в самом деле Чудо … Только вот чем ты сможешь меня удивить?
- Вон видишь на дереве две сидят. Сейчас самое время.
- Кто две? Вот эти серые пичуги!? Ну сидят, ну смотрят. Чудо где? Мухлюешь, друг!
- Слушай ...

- Да, это прекрасно! Благодарю. Не замечал.
- Правда красиво?
- Да, очень.

- Похоже, на этом все чудеса и закончились. Ты посмотри на эти лица. Ну что за серость?
- Это равнодушные. Среди них не увидишь настоящих художников и ценителей.
- Они просто никого не любят. Вот кому, действительно, не хочется ни выть, ни смеяться.
- Да сколько же их! Целые легионы! Сидят и ни на что не реагируют.
- Слушай, как же всё-таки мало блеска бриллиантов и трели соловья среди серости. Как же мало Чуда. Выть хочется!


Читать дальше ... )

mamlas: (Default)

Правила жизни: Богдан Ступка и другие

Даниил Гранин

Писатель, 93 года, Санкт-Петербург
©
Мне 87 лет, и я вдруг только сейчас понял жизнь моей мамы и моего папы. У мамы с папой была большая разница в возрасте — 25 лет. А мама была веселая, молодая и по характеру — она хорошо пела, танцевала. Отца в 1930-х выслали в Сибирь, под Невянск. Он был лесничим. А мы с мамой остались. И вот только сейчас я начал понимать их отношения.

Жизнь в России — всегда чудо. Плохое чудо или хорошее, но обязательно чудо. Предсказать, что здесь случится, пусть даже в следующем году, абсолютно невозможно.

Русский стол — это почти смертельно. Это кошмар — эти пироги, винегреты, эти рыба и мясо. И так во всем: мы ни в чем не знаем меры. Я учил свою дочь древнегреческому правилу: во всем должна быть мера. Искусство и культура — это всегда соблюдение меры.

Мы сейчас все хотим, чтобы у каждого была отдельная квартира. А что дальше? Мелковато для человека.

Я заменял командира части, которая стояла в Камероновой галерее, в Царском Селе. Когда немцы были уже в парке, ко мне пришел смотритель дворца и закричал: «Безобразие! Что делают ваши бойцы?! Смотрите, они таскают ящики со снарядами по паркету!» Я ему кричу: «О чем вы говорите, когда немцы уже в парке!» Знаете, что он мне сказал? Он сказал: «Немцы — культурные люди, они себе этого не позволят». Ребята, которые рядом стояли, они его просто расстрелять хотели за это. Но я-то понимал, что с ним творится.

Те, кто много читает, отвыкают самостоятельно мыслить.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)

Правила жизни: Богдан Ступка и другие

Стивен Кинг

Писатель, 65 лет, Портланд
©

Я литературный эквивалент картофеля фри с биг-маком.

Корни всего, что я пишу, тянутся к одной истории. В старших классах я встречался с девчонкой. Потом мы расстались. «Мне нужно посмотреть на других людей», — сказала она. «Валяй», — сказал я. Какое-то время спустя я встретил ее вновь. Под глазом у нее был синяк. «Я не хочу говорить об этом», — сказала она. Потом мы сидели и пили кофе. Она молчала, а затем ее прорвало. Оказалось, что она встречалась с другим чуваком, и тот чувак как-то попросил ее сделать одну штуку, а она отказала ему. И он ударил ее. Помню, я сказал: «Наверное, ты чувствовала заранее, что что-то случится, и тебе было страшно?» «Нет, — сказала она, и я запомнил ее слова на всю жизнь. — Мы никогда не чувствуем той опасности, которая по-настоящему близка».

Однажды я пришел к психотерапевту. Она сказала: «Вы должны представить, что все ваши страхи — это такой шарик, который вы можете просто накрыть ладонью». Я сказал: «Девушка, милая, да я живу страхом. Для того чтобы накрыть мой страх не хватит даже чернобыльского саркофага».

Ненавижу мозгоправов. Если у тебя есть проблемы — жри лекарства и никому не плачься.

Я уважаю страх. Он организует людей. Например, если бы можно было представить себе возможность такого выбора, то я никогда не полетел бы на самолете, весь экипаж которого не боится летать.

Я всегда летаю бизнес-классом. В случае катастрофы я хочу быть к ней как можно ближе.

Когда-то давно все самолеты, на которых я летал, были оснащены мониторами, на которых транслировалось изображение с носовой камеры: вы могли видеть, как самолет отрывается от земли, взлет, посадку. А потом в Чикаго разбился самолет. Представляете, как это было? «Так, земля все ближе, ближе — боже, как быстро — еще ближе. Все, ребята, мы мертвецы».

Как-то раз я летел на самолете, и со мной рядом сидел какой-то придурок. Когда мы набрали высоту, он начал блеять: «Мистер Кинг, я давно мечтал задать вам ОЧЕНЬ НЕОБЫЧНЫЙ вопрос: откуда вы черпаете вдохновение?» Я сказал: «Мне никогда не задавали этот вопрос на высоте 12 тысяч метров, но все равно — идите в жопу». Потом я даже пожалел его: до самого конца полета он просидел белый, как простыня и даже не притронулся к еде.

Меня задолбал вопрос «Как вы пишете?». С некоторых пор я отвечаю на него однообразно: «По слову зараз».

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Фотоглиптипия, альбуминовая печать, стеклянные негативы

Андерсен, Диккенс, Гоголь, Теннисон, Гюго, Одоевский, Стивенсон, Гончаров и другие писатели, которых, оказывается, фотографировали
©



1. Чарльз Диккенс. 1860-1865
Мэтью Брэди. Из собрания Национальных Архивов США

Читать и смотреть дальше, /+ 14 снимков/ ... )
mamlas: (Default)
Originally posted by mamlas in yarodom. Reposted by mamlas at 2012-09-11 18:22:00.



Фотоглиптипия, альбуминовая печать, стеклянные негативы

Андерсен, Диккенс, Гоголь, Теннисон, Гюго, Одоевский, Стивенсон, Гончаров и другие писатели, которых, оказывается, фотографировали
©



1. Чарльз Диккенс. 1860-1865
Мэтью Брэди. Из собрания Национальных Архивов США

Читать и смотреть дальше, /+ 14 снимков/ ... )

June 2013

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Thursday, 17 August 2017 13:49
Powered by Dreamwidth Studios