mamlas: (Я витрина)
[personal profile] mamlas


«Портреты России» — проект PublicPost [livejournal.com profile] public_post — это взгляд на страну глазами ее жителей.

Сегодня мы живем в аквариуме — видим мир через кривую оптику, как рыба из своего круглого стеклянного дома. Москвичи в своем аквариуме, деревня — в своем, офисные работники, государственные служащие, военные, мигранты и так далее — у всех есть своя ниша, своя оптика и своя Россия. Страна, в которой мы живем, состоит из множества разных, бесконечно непохожих друг на друга стран — и все-таки это именно одна страна и одно общество.

Чтобы увидеть эту страну, мы записываем рассказы самых разных людей. Они происходят из разных мест и социальных слоев, у них разный достаток и разный уровень образования. У этой истории нет конца: сколько людей — столько и Россий. Житель горного села в Осетии рассказывает, как он построил маленькую электростанцию и бесплатно делится с соседями собственным электричеством. Похоронный агент ненавидит людей за то, что те не оплакивают своих покойников, а впопыхах ищут тайники. Старик, который поет у метро советские песни, рассказывает, как он приехал в Москву из Тамбова с баяном, чтобы собрать деньги на лечение больной жены, и завоевал сердца москвичей.

Каждый рассказчик рисует свой портрет. Портреты России — это не портреты россиян в исполнении журналистов PublicPost. Это галерея портретов страны, созданных нашими собеседниками. Они рассказывают про себя и про то, в каком мире они живут. Множество этих жизней — это и есть та самая Россия.

Анатолий Кулик, путешественник

Профессиональный путешественник о том, где живут самые счастливые люди на Земле и о том, почему он никогда не уедет из России.

В конце марта Анатолий Кулик со своей командой закончил пятилетнее кругосветное путешествие на катамаране, который спроектировал и построил сам. Это было первое в мире кругосветное плавание на надувном парусном судне.



О кругосветке

До перестройки ведь вообще никуда нельзя было выйти. Первые мои маршруты были внутри страны. На Дальний Восток, на Саяны. И все, что можно было пройти, все прошел. В 83-м я уже был мастером спорта. У меня вообще как-то быстро все сложилось в жизни. До тридцати лет я стал завлабораторией, кандидатом наук, мастером спорта, чего только у меня не было, и детей уже куча была. Трое детей у меня.

В 90-х годах, когда открыли границы, сразу поехал сплавляться в Непал. Это мировая Мекка рафтеров. В России тоже много интересных мест, сейчас к нам активно едут иностранцы на сплавы. Но все-таки Непал лучше. Погодные условия лучше, как-то по-другому все.

Ну а идея парусного кругосветного путешествия зрела очень давно. Очень много времени заняло именно создание первого судна, которое выдержит нагрузки. Самим надо было набраться опыта, чтоб мы тоже выдержали. Не все так просто. Это супернепросто. Честно признаюсь, на фоне всего опыта, что был у меня, мы все равно очень долго готовились к тому, чтобы суметь продержаться 12 месяцев на воде.

О катамаране

Я тридцать лет занимался конструированием судов, но я не имел такого морского опыта, никто не имел в мире. И такое судно никто не мог сделать. Это разборное судно, которое переносится руками, его можно перевезти в машине и на самолете в багаже, оно собирается на месте. Все эти узлы уникальные нужно было создавать заново. Это нестандартные инженерные задания. Но мы это сделали.

Первое судно, которое я сделал, прошло все Черное море, в один конец, обратно своим ходом уже не смогло пойти. Второе судно прошло лучше, дальше и надежнее, оно прошло даже без поломок свой маршрут. Мы до Сейшел на нем дошли. Потом перевезли это судно в Москву. Потом оно где только ни плавало, уже с другими командами. Прошло Балтийское море. Потом Средиземное, ходило по Индийскому океану полгода. Потом вернулось, и вот так ходит по кругу. То есть достаточно надежное судно. Но я решил, что на нем нельзя будет пройти вокруг Африки. И мы сделали новое судно, которое прошло вокруг Африки и еще пересекло Атлантику. После меня этот маршрут пытались пройти чехи. Но не от континента до континента, а от Канарских островов до Ямайки. Да и до Ямайки не дошли сто километров. Их прицепили и дотянули. У них судно уже было дохлое, сами они тоже полуживые там были.

Пять лет уже делаем эту кругосветку. Проходим часть маршрута. Возвращаемся домой. Почти год перерыв. Делаем новый катамаран, исправляем ошибки предыдущего в новом. Мы ведь делали это впервые. Никто до нас на таком судне не обошел землю.

Я занимаюсь продажей катамаранов. И получаю от своей работы удовольствие. Каждого своего клиента знаю. Я знаю, что он откроет для себя новый мир, и я рад за него. Я делаю это не только ради прибыли, но не без того, конечно. Но у меня другая главная цель — открыть человеку мир. Я с этого начинаю общение. "Что вы хотите, чем вам помочь?" И это главнее для меня.

О возрасте, фруктах и авторской песне

Мне нравится мой возраст. Дети уже достаточно самостоятельные, это позволяет мне не обременять никого. Я могу надолго уезжать. Я раньше работал в Академии наук. Сейчас нет. У меня свой небольшой бизнес. Делаю катамараны на продажу. Этим и зарабатываю. Мои путешествия не приносят мне никакого достатка. Наоборот. Это много расходов на оборудование, снаряжение.

Мои дети, а их у меня трое, не увлекаются туризмом. Они уже довольно взрослые. У них у каждого свои какие-то другие увлечения. А я их не заставляю ходить со мной в путешествия, в походы. Но они все равно интересуются тем, что у меня происходит. Они очень гордятся мною. Меня часто показывают по телевидению. Им это нравится, конечно. Сейчас обо мне пишут газеты, в интернете.

Я здоров и полон сил. Конечно, такие путешествия — это тяжелые испытания. Но не все так страшно. У нас не бывает проблем ни с водой, ни с едой. У нас всегда хороший запас воды. У нас хорошее сбалансированное меню. Плюс ловим рыбу. Самый большой переход у нас был через Атлантику — 30 суток. А так в основном переходы меньше. Мы заходим в порты, затариваемся фруктами, овощами.

Люблю танцы. Бальные танцы, сальсу, аргентинские танцы. Вот это мое самое больше увлечение в жизни. Люблю авторскую песню.

О туристах

И сейчас много таких людей, что в 70-80-е годы ходили в походы, пели песни у костра, нравились девушкам. Про них все так же снимают фильмы. В интернете можно найти великолепнейшие фильмы про таких людей. Проводятся фестивали фильмов о путешествиях, в Питере проводится такой фестиваль, В Москве, в Томске. Я каждый год езжу на томский фестиваль. Я даже больше скажу, сейчас в этой сфере больше людей, молодых людей, чем когда я был молодым. Путешествуют больше, поют больше. Я когда в 70-е танцами увлекся, эти танцевальные клубы были чуть ли не закрытыми, найти было сложно. Нам приходилось танцевать "Сударушку", ну и между делом заниматься европейской программой. А сегодня этих клубов море. Раньше было три клуба на весь Новосибирск, и учили там вообще непонятно чему. Сегодня их уже больше пятидесяти и уровень довольно высокий. То же самое в туризме. Много людей приходит в эту сферу.

О России

А что там сейчас вообще происходит? Я ж год там уже не был. Слышал, что президента поменяли. Путин стал. Мы когда уходили, еще Медведев был. Но вообще я вне политики. Я сам пытаюсь понять историю мира, планеты, цивилизации и думаю, что ничего от нас особо не зависит. История идет каким-то другим путем. Не могу сказать, что одни страны живут хорошо, а другие плохо. Во всех странах я видел счастливых и несчастных людей. Экономическая ситуация не делает людей счастливыми. Это кажется, что если человек сыт, он счастлив. На самом деле все не так. И некоторые, про которых мы думаем: "О Боже мой, как можно так жить", — они намного счастливее нас. Вот Мадагаскар — это страна счастливых людей. Наверное, потому что они обладают самым большим богатством — временем. А у нас время — деньги. Мы обладаем многим другим, но не временем.

О ГИБДД

Я не слежу за новостями. У президента своя жизнь. У меня — своя, свои дела, свои заботы. Меня вот волнует больше отношение ко мне нашей российской полиции, то есть ГИБДД. Меня дважды лишали прав на ровном месте. На спор. Потому что я никогда не плачу взятки. Последний раз лет двадцать назад дал взятку в один рубль. С тех пор больше никогда. Вот они меня и не любят, я их тоже не люблю. В других странах полицейский стоит на дороге, чтоб тебе было комфортно проехать. Попробуй дать ему рубль, он даже не поймет, о чем речь. И так устроено в каком-нибудь богом забытом, но мной любимом Мадагаскаре, и в процветающей африканской республике Намибии. У нас же все устроено по-другому. Продажные у нас органы, и при царе были продажные, при Брежневе и дальше тоже. Это не зависит от власти, которая там сейчас стоит. И мне это потому неинтересно.

О Сибири и Мадагаскаре

Я люблю Сибирь. Это мое пространство. Там мои друзья, там мои люди, там то, что я творю. Там то, чем я занимаюсь, чем увлекаюсь, судьба этих людей завязана на меня, моя судьба завязана на них. И мы делаем друг друга счастливее. Кто-то пытается делать меня несчастным. Но я такие вещи игнорирую. Многие удивляются: как можно пройти, не отомстить? Но я легко прохожу и иду дальше. Я родился в России, я никуда не собираюсь из нее уезжать. Хоть там маслом будет мазано. Вот знакомые есть — в Канаду уехали, в Германию. Я не уверен, что они стали счастливее. Хотя, может, кто-то и стал. Кому-то запрещали творить в нашей стране или сильно мешали. Но я не уверен, что они не мечтали бы вернуться и творить все-таки в своей стране. А у меня пока получается творить и делать, что я могу, здесь, в России. Где я родился, вырос и сейчас есть. Я не буду счастлив в другой среде.

Это надо пожить на Мадагаскаре и понять, что, правда, они счастливы. Это видно. Они поют песни, вот идут и поют. По ним видно, что они счастливы. Ну что, разве трудно отличить по лицу человека, готового вот сейчас лечь в могилу, от человека, который сейчас ляжет в постель с красивой женщиной? Мне даже показалось, что Мадагаскар можно сравнить с Россией, наверное, года 75-85-го. Мы были очень счастливы. И мы просто не знали, как живут другие, жили в своем мире и были счастливы. Это вообще большая тема, понять, кто счастливее: пастух высоко в горах, который пасет коз и ничего кроме своих гор не знает, или менеджер среднего звена, который крутится белкой в колесе: покупает, продает что-то. У него всегда хороший обед, дорогие вещи на нем. Но кто из них счастливее? Это ведь неочевидная вещь.

Про безлюдный океан

В Атлантике мы встретили всего одну яхту. Через Тихий океан шли — мы не встретили ни одного судна вообще. Вот ни одного, даже спортивного. В море никого не встречаем. Путешественников, таких как мы, встречаем в портах только. В портах сейчас много яхт. В одном Кейптауне около 500 штук пришвартовано. Они все ходили вокруг мыса Доброй надежды, но это другое. Сейчас в основном на яхтах путешествуют по морю. У нас совсем другая история. Это если сравнить: путешествовать на автомобиле через материк или с котомкой пешком пройтись. Мы уподобились древним людям. У нас совершенно открытое судно. Все ветра нам в морду.

Зато было много других встреч. Акулы, даже пираты. Это все интересно, порой опасно.

Но самая важная встреча — встреча с самим собой. Я стал другим. Хочу я этого или не хочу. Я считаю, что стал лучше и изменился. И это самое важное, что произошло со мной в океане. Это серьезное духовное испытание. Физически не так сложно. И не так сложно быть с кем-то. Когда меня спрашивают, с кем могу пойти в поход, я всегда говорю, что могу даже с домохозяйкой. Мне абсолютно поровну. От сохи взять человека, от плиты. Взять четырех домохозяек, и я смогу пройти любой этап этого путешествия. Это не представляет никакой трудности. Моего опыта хватит на всех. Физически это ерунда. Да, устаю, порой в хлам, просто падаю. Но человек может все это выдержать. Человек эволюционно все это уже прошел. Но мы имеем сейчас какое-то духовное перенапряжение, духовный рост, мы находимся как раз на пути. Пройдя через все эти физические испытания, эмоциональные, духовные, я стал другим. Это замечают все, кто меня знал. Это замечаю я сам. Я перестал быть сильно эмоциональным. Раньше взрывался быстро, сказывались южные корни, у меня ж предки с Кубани. Сейчас я стал спокойнее. Вот буквально за две недели до старта у меня бухгалтер сбежал, полтора миллиона кассу снял. Неприятно, конечно. Для нас полтора миллиона — это серьезная сумма. У нас у фирмы 10 млн — годовой оборот. Но я отнесся к этому философски. Мне даже предложили юристы знакомые подключить всех, чтоб лишить собственности, недвижимости всей этого человека. Но мне этого не надо. Ну сбежал он с этими деньгами за границу — он счастливее там станет? А вдруг и правда станет, ну и хорошо тогда. У меня другие ценности появились в голове, в сердце. Может, это возрастное, хотя у моих ровесников этого не появляется почему-то. Я стал счастливее в этом кругосветном путешествии, и мне это нравится.
Текст: Нонна Дзиваева
Фото: Ацамаз Дзиваев/PublicPost

June 2013

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Tuesday, 26 September 2017 16:28
Powered by Dreamwidth Studios