mamlas: (Я витрина)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в С хама не буде пана
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в С хама не буде пана
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mikle1 в Шевченко и Император

Шевченко и Император

Просвещенный монарх, в чье царствование русская культура достигла расцвета, покровитель Пушкина, Жуковского, Гоголя и вдруг: «Под строжайший надзор с запрещением писать и рисовать».

Чем же прогневил будущий Великий Поэт (при жизни никаким величием и не пахло - пахло водкой) и Император Всея Руси Николай I?

Надо сказать, что ко времени проведения следствия о Кирилло-Мефодиевском обществе (1847) Шевченко был уже известен императору. Ведь именно царская семья несколькими годами ранее выкупила его из крепостной неволи.

«Шевченкознавцы» советской закваски очень не любят вспоминать об этом (нынешние, впрочем, тоже). А дело было так.

Помещик П.В. Энгельгардт  был чужд порывов душевного благородства.   Ни Карл Брюллов, ни другой великий художник — А.Г. Венецианов, не смогли склонить помещика к освобождению Ш.  Брюллов обратился за содействием к своему другу, поэту В.А. Жуковскому, бывшему тогда воспитателем наследника престола. Жуковский рассказал обо всем императрице Александре Федоровне, а та, в свою очередь, сообщила о крепостном художнике супругу.

По приказу Николая I в дело вмешались министр императорского двора князь П.М. Волконский и президент Академии художеств А.Н. Оленин. Но Энгельгардт неожиданно заартачился. Он заявил, что и сам царь не имеет права принудить его расстаться с частью собственности и категорически отказался освободить Шевченко.

У нас привыкли изображать российских царей эдакими самодурами, из одной лишь прихоти отправляющими своих подданных в ссылку, а то и на эшафот. На самом деле Николай I  рассматривал  свою самодержавную власть как особый вид ответственности перед Богом. Монарх не забывал, что на него направлены взоры миллионов людей, которым он обязан подавать пример в исполнении законов. И хотя Николай I прекрасно сознавал необходимость ликвидации крепостничества (все царствование его прошло в подготовке к великой крестьянской реформе, осуществленной уже его сыном), на тот момент крепостное право существовало. Царь мог бы самым суровым образом наказать Энгельгардта, если бы тот нарушил закон, но просто так отнять - не имел юридических оснований.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)

Как-то в связи с фильмом «Печки-лавочки» я получил с родины, с Алтая, анонимное письмо.

Письмецо короткое и убийственное: «Не бери пример с себя, не позорь свою землю и нас» Потом в газете «Алтайская правда» была напечатана рецензия на этот же фильм (я его снимал на Алтае), где, кроме прочих упреков фильму, был упрек мне — как причинная связь с неудачей фильма: автор оторвался от жизни, не знает даже преобразований, какие произошли в его родном селе… ©

И еще отзыв с родины: в газете «Бийский рабочий» фильм тоже разругали, в общем, за то же. И еще потом были выступления моих земляков (в центральной печати), где фильм тоже поминался недобрым словом… Сказать, что я все это принял спокойно, значит, зачем-то скрыть правду. Правда же тут в том, что все это, и письма и рецензии, неожиданно и грустно. В фильм я вложил много труда (это, впрочем, не главное, халтура тоже не без труда создается), главное, я вложил в него мою любовь к родине, к Алтаю, какая живет в сердце, — вот главное, и я думал, что это-то не останется незамеченным. Не стану кокетничать и говорить так: «Я задумался… Я спросил себя: может быть, они правы — я оторвался от родины?..» Нет, не стану. Но и доказывать, что я люблю родину и не оторвался от нее, — тоже не стану, это никому не нужно. Но о родине сказать готов, это, впрочем, будет и о любви к ней, но только пусть не будет никаким доказательством. Я давно чувствовал потребность в этом слове. И вот почему.

Те, кому пришлось уехать (по самым разным причинам) с родины (понятно, что я имею в виду так называемую «малую родину»), — а таких много,- невольно несут в душе некую обездоленность, чувство вины и грусть. С годами грусть слабеет, но совсем не проходит. Может, отсюда проистекает наше неловкое заискивание перед земляками, когда мы приезжаем к ним из больших «центров» в командировку или в отпуск. Не знаю, как другие, а я чего-то смущаюсь и заискиваю. Я вижу какое-то легкое раздражение и недовольство моих земляков чем-то, может, тем, что я — уехал, а теперь, видите ли, — приехал. Когда мне приходится читать очерки или рассказы других писателей о том, как они побывали на родине, я с удивлением не нахожу у них вот этого вот мотива: что им пришлось слегка суетиться и заискивать. Или у них этого нет? Или они опускают это потом, вспоминая поездку?..

Читать дальше ... )
mamlas: (СССР)

Статья "Железный занавес", "Литературная газета", 13-01-1930 г.

Часто упоминаемая и выборочно цитируемая статья Льва Никулина, но полного текста в Сети я не находил пока.

Железный занавес

По разным обстоятельствам я нахожусь около года за границей. Я был за границей и три года назад, но в эту поездку для меня стало ясно, что реакционные силы на Западе достигают некоторых успехов в попытках изолировать Западную Европу от влияния советской культуры.

Был такой период времени, когда буржуазная печать кокетничала об’ективной точкой зрения в своих отзывах о советах. Это замечалось даже в эмигрантской печати. Эмигрантские критики как бы серьезно и об’ективно писали о пролетарских писателях и попутчиках. Борис Зайцев грустно жаловался на то, что надо притвориться молодым советским писателем и тогда тебя переведут на иностранные языки.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Правила жизни Тэффи

Тэффи

Настоящее имя Надежда Лохвицкая (Бучинская), писатель, умерла Париже в 1952 году в возрасте 80 лет
©
Я не только умею очаровывать, рассказывать были и небылицы, но и заговаривать боль.

Знакомый помещик написал из Казани, что имение разграблено крестьянами и что он ходит по избам, выкупая картины и книги. В одной избе увидел чудо: мой портрет работы художника Шлейфера, повешенный в красном углу рядом с Николаем Чудотворцем. Баба, получившая этот портрет на свою долю, решила почему-то, что я великомученица.

Анекдоты смешны, когда их рассказывают. А когда их переживают, это трагедия. И моя жизнь — это сплошной анекдот, то есть трагедия.

Я мечтала быть художницей. И даже по совету одной очень опытной одноклассницы-приготовишки написала это желание на листочке бумаги, листочек сначала пожевала, а потом выбросила из окна вагона. Приготовишка говорила, что средство это «без осечки».

Я почувствовала себя всероссийской знаменитостью в тот день, когда посыльный принес мне большую коробку, перевязанную красной шелковой лентой. Она была полна конфетами, завернутыми в пестрые бумажки. И на этих бумажках мой портрет в красках и подпись: «Тэффи»! Я сейчас же бросилась к телефону и стала хвастаться своим друзьям, приглашая их к себе попробовать конфеты «Тэффи». Я звонила и звонила, созывая гостей, в порыве гордости уписывая конфеты «Тэффи» и добросовестно уничтожая их. Я опомнилась, только когда опустошила почти всю трехфунтовую коробку. И тут меня замутило. Я объелась своей славой до тошноты и сразу узнала обратную сторону ее медали. И больше меня уже никакими доказательствами славы не проймешь. А конфеты, как ни странно, люблю по-прежнему. Должно быть, оттого, что они мне запрещены.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)

Корней Чуковский

Писатель, умер в 1969 году в возрасте 87 лет.
©
Никогда я не считал себя талантливым. О своем писательстве я невысокого мнения, но я грамотен и работящ.

Я вообще никогда никого не слушался, ни дур, ни умных, иначе я не написал бы даже «Крокодила».

Я никак не могу привыкнуть к хамству и тупоумию издательств.

Чуждаюсь ли тенденции я в своих детских стихах. Нисколько! Например, тенденция «Мойдодыра» — страстный призыв маленьких к чистоте, к умыванию. Думаю, что в стране, где еще так недавно про всякого чистящего зубы говорили «гы, гы, видать, жид!», эта тенденция стоит всех остальных.

Я почти единственный сказочник из всех детских современных писателей, единственный сказочник на 150 000 000 — и пишу по одной сказке раз в три года.

Вот я, если бы в дороге не перезнакомился со всеми людьми, да не в своем купе, а в целом вагоне, да не в одном вагоне, а в целом поезде, со всеми пассажирами, сколько их есть, да еще с машинистом, кочегаром и кондукторами в придачу, — я был бы не я. Я непоседлив, вертляв, болтлив и любопытен.

Нет, при создании детских стихов рассчитывать на вдохновение нельзя.

Зачем-то устраивается пленум по детской литературе. Выступать я не буду. Если бы я выступил, я обратился к юным поэтам с единственным вопросом: отчего вы так бездарны? Эта речь была бы очень короткая — но больше мне нечего сказать.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)

Роберт Льюис Стивенсон

Писатель, умер в 1894 году в возрасте 44 лет
©
Вы думаете, собаки не попадают в рай? Я уверяю: они будут там раньше каждого из нас.

Сложность литературы не в том, чтобы писать, а в том, чтобы писать то, что думаешь.

Большинство нашей карманной мудрости предназначается для использования среди посредственностей; для лишения их амбиций, для баюканья их никчемности. И до тех пор, пока посредственности составляют основную массу человечества, это утверждение будет верным.

Нет чужих стран. Есть только путешественник, который там чужак.

Прячь свои страхи при себе, делись своей отвагой с другими.

Лучшие вещи находятся рядом: дыхание в ноздрях, свет в глазах, цветы под ногами, заботы в руках, дорога перед тобой. Имея это, не нужно черпать пригоршней звезды. Просто делай то, что предлагает тебе жизнь. Простые дела и простой хлеб — лучшее, что может быть.

Возможно, это более достойная судьба: быть собирателем раковин, чем родиться миллионером.

Женитьба — это привязанность, признанная полицией.

Есть только одно различие между жизнью и длинным обедом: за обедом сладости припасены на конец.

Счастлив тот, кто хорошо жил, часто смеялся и много любил.

Политика — это, возможно, единственная профессия, для которой не нужно никакой подготовки.

Самая страшная ложь обычно произносится в тишине.

Читать дальше ... )
mamlas: (СССР)

Судят ли победителей?
К 60-летию со дня смерти И.В.Сталина

В конце 80-х годов прошлого века в Китае развернулась критика «культа личности Мао Цзэдуна». Но после известных событий на площади Тяньаньмынь китайское руководство предложило оценивать деятельность Мао так: он ошибался, но на 30 процентов, а на остальные 70 был прав. Это решение я бы назвал столь же хитрым, сколь государственным и мудрым. Судите сами: «30 процентов ошибок» дают весьма большое пространство для критики, а вот «70 процентов достижений» большого пространства для славословий, как ни странно, не дают. Славословия такая штука – тут или всё, или ничего. ©

Что же мы видим? Полярно противоположные оценки деятельности Мао в китайском обществе прекратились. Публицисты и историки стали искать «золотую середину». Это объединило китайское общество.

У нас же спустя 60 лет после смерти Сталина со страниц прессы и с экранов ТВ не сходят совершенно взаимоисключающие материалы о нем, хотя и государства, которое строил Сталин, уже не существует!

Вот еще что интересно: а кто, собственно, создавал «культ личности» Сталина? Ну, разумеется, агитпроп, пресса, радио, кино, монументальное искусство… Однако книг о Сталине у нас в 30-х годах почти не было, не считая партийных биографий (К. Радека, М. Кольцова, Е. Ярославского), которые сочинялись не только о Сталине. Сталин, конечно, являлся эпизодическим героем многих советских литературных произведений, но случаи, когда он был их главным героем, можно пересчитать по пальцам.

Я знаю три таких произведения: поэмы о Сталине Георгия Леонидзе и Георгия Шенгели, а также пьеса Михаила Булгакова «Батум». При этом следует помнить, что булгаковский «Батум» так и не был поставлен, а поэма Шенгели частично опубликована лишь в 2006 г. в журнале «Наш современник».

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Актуальный Станюкович

К 170-летию со дня рождения писателя

Творческой стихией Константина Михайловича Станюковича, как хорошо известно, было море, а главные герои – военные моряки и «матросские дети» («арапчонок» Максимка-Лючики, «севастопольский мальчик» Маркушка). «Сухопутные» произведения Станюковича менее известны, что не всегда справедливо, особенно в отношении прекрасной повести «Похождения одного матроса» – о русском моряке, волею судеб попавшем в Америку. ©

А если мы возьмем собрание сочинений Станюковича, вышедшее в 1977 г. в издательстве «Правда», то увидим, что добрую половину его занимают именно «сухопутные» произведения (в том числе романы «Без исхода», «Два брата», «Наши нравы», «В мутной воде», «Омут», «Первые шаги»», «Откровенные», «История одной жизни», «Жрецы», «Равнодушные»). Естественно предположить, что они менее известны потому, что уступают великолепной маринистике писателя. Но это неверный вывод, основанный на феномене писательской известности вообще. Гончаров – тоже маринист, но популярным стал не благодаря «Фрегату «Палладе». Означает ли это, что «Фрегат «Паллада» уступает другим произведениям писателя? Ничуть не означает, и наше представление о творчестве Гончарова без его маринистики будет неполным, как, впрочем, и представление о творчестве Станюковича без его «сухопутных» вещей, весьма, кстати, актуальных и по сей день, даже если написаны не о России.

Скажем, Америка в «Похождениях одного матроса» очень похожа на современную Россию.

На примерах героев повести капитана Блэка и кучера дилижанса Билля показана зыбкая грань, отделяющая «джентльмена с большой дороги», то есть бандита, от «уважаемого члена общества» и даже блюстителя закона: шериф и судья хорошо знают преступный мир, так как прежде сами принадлежали к какой-нибудь шайке. Женщина с легким сердцем похищает деньги, доверенные ей женихом, накануне свадьбы. Простодушного иностранца подстерегают на улицах продавцы-шарлатаны, жулики-комиссионеры, шулеры, воры, грабители, убийцы. Всякому плохо одетому, бедному человеку в свободной Америке открывается полная свобода стать «бомжом». На работу принимают только «респектабельного» вида людей. Всё, как у нас ныне!

Маринист Станюкович, по иронии судьбы, море и военный флот в юности недолюбливал и сразу же по окончании морского корпуса собирался поступить в университет, чему резко воспрепятствовал его отец, адмирал крутой николаевской закваски. Он фактически насильно отправил кадета Костю в кругосветное плавание на военном корвете (что ярко описано в великолепном рассказе "Грозный адмирал"). По возвращении из похода Константин сразу же вышел в отставку, что повлекло за собой полный разрыв с отцом и потерю наследства. Надо сказать, что суровый этот поступок был продиктован не только специфическими законами "морской касты". Старому адмиралу не откажешь и в психологическом чутье. "… Отцовская кровь говорила, что этот щенок - его сын по характеру". И не только по характеру, как выяснилось впоследствии.

Став, как мечтал, профессиональным литератором, Станюкович нежданно-негаданно выполнил завет отца. Он вернулся к морю - теперь в творчестве.

И главные свои художественные впечатления он черпал из тех самых трех лет кругосветного плавания, в которое когда-то так не хотел отправляться…

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
Ко дню рождения писателя

«Кто не знает, что наша Украйна
имеет в своей физиономии много
любопытного, интересного,
поэтического? Наши поэты
улетают в нее мечтать и
чувствовать; наши рассказчики
питаются крохами ее преданий и
вымыслов.
(Н. Надеждин,
предисловие к »Вечерам..."



Картина А.И. Иванова-Голубого "Переправа Н. В. Гоголя через Днепр"

Не знаю, корректно ли относить «Вечера на хуторе близ Диканьки» к сказочной литературе, но в детстве я воспринимал эту книгу именно так. Тут тебе и чёрт, ворующий с неба месяц, и хоровод призрачных русалок, и цветущий папоротник, и козак, играющий с ведьмами в карты, и колдун, вызывающий души... ©
Безусловно, в «малороссийских повестях» Гоголя сказочный фантастический сюжет – лишь одна из красок богатой палитры, но краска – немаловажная. Поэтому стоит разобрать – из чего и как родилась одна из лучших книг, как русской, так и украинской литературы.

Конечно, написать книги, по которым многие до сих пор представляют поэтический облик Украины, мог только украинец.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
Нравственность есть Правда

Человек трезвый, разумный, конечно же, — везде, всегда — до конца понимает свое время, знает правду, и если обстоятельства таковы, что лучше о ней, правде, пока помолчать, он молчит. Человек умный и талантливый как-нибудь, да найдет способ выявить правду. Хоть намеком, хоть полусловом — иначе она его замучает, иначе, как ему кажется, жизнь пройдет впустую. Гений обрушит всю правду с блеском и грохотом на головы и души людские. Обстоятельства, может быть, убьют его, но он сделает свое дело. Человек просто талантливый — этот совершенно точно отразит свое время (в песне, в поступке, в тоске, в романе), быть может, сам того не поймет, но откроет глаза мыслящим и умным.

Есть на Руси еще один тип человека, в котором время, правда времени вопиет так же неистово, как в гении, так же нетерпеливо, как в талантливом, так же потаенно и неистребимо, как в мыслящем и умном… Человек этот — дурачок. Это давно заметили (юродивые, кликуши, странники не от мира сего — много их было в русской литературе, в преданиях народных, в сказках), и не стоило бы, может быть, так многозначительно вступать в статью, если бы не желание поделиться собственными наблюдениями на этот счет. ©

Был у нас в селе (в тридцатые годы) Вася-дурачок… Не боялся ни буранов, ни морозов (зимой мог босиком ходить), не боялся строгого председателя сельсовета, не боялся даже нас, мальчишек, но… до поры.

Он был парень сильный, перекидывал большие камни на тот берег довольно широкой протоки Катуни. Это было и наше любимое занятие. Мы с Васей подолгу и мирно состязались — кто бросит дальше. Вася, редкой доброты человек, забывал обиды, какие мы ему причиняли, чувствовал себя славно, нисколько не гордился, что бросает камни дальше нас… Но в нас уже назревало злое желание — «завести» Васю. Кто-нибудь доставал из кармана лист бумаги, карандаш и вдруг кричал:

— Вася, в коммуну запишу!

Тут — все мы — дай бог ноги! Вася хватал что ни попадя и гнался за нами. Камни свистели над нашими головами. Могла быть беда. А когда Вася оставался один, он садился на дорогу и горько плакал.

Вот: лет уж семь-восемь, как была коллективизация (а попытки с коммунами еще раньше), крестьянство претерпело невиданные изменения в своей жизни: была вера, был фанатизм, был страх, были радость и горе, и все это на доверчивую душу мужика, и душа эта содрогнулась. И это болезненное движение народной души, этот крутой излом в его судьбе печальным образом навсегда остался жить в одном человеке.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в А зори там тихие ...

Борис Васильев не смог пережить смерть своей супруги Зори Альбертовны, которая скончалась двумя месяцами раньше. Такое мнение озвучила сегодня близкий друг семьи Васильевых Татьяна Кузовлева, секретарь московского Союза писателей.

"Он всю жизнь шел вслед за своей женой Зорей Альбертовной, которая однажды вывела его с минного поля. Он выходил с него, идя за ней след в след. Зоря Альбертовна Васильева скончалась почти два месяца назад, он не смог без нее жить и ушел, чтобы не разлучаться с ней", — цитирует ее слова ИТАР-ТАСС.


70 лет вместе ...

Борис Львович Васильев родился 21 мая 1924 года в Смоленске. Участник Великой Отечественной войны, автор множества романов и повестей, стал широко известен после выхода дебютной повести "А зори здесь тихие...". Многие герои Васильева были взяты из военной действительности, хорошо знакомой самому автору, который в 17 лет добровольцем ушел на фронт летом 1941 года. Во время войны он трижды попадал в окружение и каждый раз благополучно из него выходил. После тяжелой контузии в 1943 году, Васильев поступил в Военную академию бронетанковых и механизированных войск, где училась и его будущая супруга Зоря Поляк.

"Борис Львович жил и работал ради того, чтобы новые поколения смотрели на жизнь через прицел порядочности, честности, ответственности перед жизнью, современниками и своей совестью", — подчеркнула Татьяна Кузовлева. ©
mamlas: (Я витрина)

Джон Рональд Руэл Толкин

Писатель, умер 2 сентября 1973 года, в возрасте 81 года в Борнмуте (Англия)
©


Я сам абсолютный хоббит, только ростом повыше.

Я родился в городе Блумфонтейн в Южной Африке и был совсем маленьким, когда моя семья вернулась в Англию. Такой опыт остается в твоей памяти, пусть даже тебе кажется, что нет. Если твоей первой рождественской елкой был увядающий эвкалипт, и ты все время страдал от жары и песка, а потом вдруг оказался в тихой деревеньке в Уорикшире, ты начинаешь чувствовать какую-то особенную любовь к Центральной Англии: там хорошая вода, камни, вязы, маленькие тихие реки и сельские жители кругом.

Меня всегда невероятно увлекали деревья.

Я был стеснительным, неудачливым маленьким созданием и посредственным учеником. Но я хорошо играл в регби.

К 1918 году почти все мои близкие друзья были уже мертвы.

Мое детство нельзя назвать несчастливым. Оно было трагичным, но несчастливым оно не было.

Первое свое произведение я написал в семь лет, и речь в нем шла о драконе. Мама, прочитав мой опус, заметила, что надо писать не «зеленый большой дракон», а «большой зеленый дракон». Честно говоря, я не понял, почему она так считает, и не понимаю до сих пор.

Я учился в школе короля Эдуарда и большую часть времени тратил на изучение латыни и греческого. Но я также выучил англосаксонский, а заодно и готский. Последнее приключилось по чистой случайности, потому что в расписании готского не было.

Лингвистические структуры всегда действовали на меня, как музыка или цвет.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)

Фазиль Искандер

Писатель, 83 года, Москва
©
Посади ребенка на колени — и он повиснет у тебя на усах.

Мне в молодости казалось, что на старых фотографиях люди значительнее тех, которых я вижу в окружающей жизни. Но, возможно, это тем объясняется, что фотография тогда была редким делом, и люди, снимаясь, внутренне больше сосредотачивались.

Я всегда полагал, что умение увидеть правду и критиковать неправду — это и есть содержание жизни писателя, содержание жизни всех думающих голов в стране.

Человека, у которого слишком развито чувство ответственности, редко увидишь в кино. Если бы был жив Достоевский, мы бы его в кинотеатре «Октябрь» не застали: он бы в это время работал.

Современную прозу возглавили женщины, пишущие детективы. Это несерьезно. Они ведут себя с читателями, как с мужьями: им важнее не понять его, а создать ему настроение.

Глупость высмеивается не для того, чтобы истребить глупость — она неистребима. Это делается для того, чтобы поддержать дух разумных.

Я был так увлечен сочинительством, что не слишком замечал окружающую меня жизнь, даже своих детей. Думаю, воспитывал я их тем, что просто был самим собой.

Больше всего в женщинах ценю застенчивость. Это красиво. Основа женственности не внешность, а повышенное чувство стыда и сочувствие окружающим.

То, что мы собираемся делать завтра, делает нас сегодня такими, какие мы есть.

Некоторые женщины, заболев, становятся нежными. Через несколько дней вдруг начинают покрикивать с постели. О! Значит, выздоравливают!

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)

Ничто не ново под луной. Когда я читал это пособие, написанное без малого сто лет тому назад, у меня перед глазами проходили сотни дискуссий, которые мне не посчастливилось прочитать здесь и сейчас, в ЖЖ и прочих других интернетах. Прочтите, и вы сами увидите насколько мало все изменилось. Итак.

Карел Чапек. Двенадцать приемов литературной полемики, или Пособие по газетным дискуссиям.

Вступление автора
Это краткое руководство рассчитано не на участников полемики, а на читателей, чтобы они могли хотя бы приблизительно ориентироваться в приемах полемической борьбы. Я говорю о приемах, но никак не о правилах, потому что в газетной полемике в отличие от всех других видов борьбы - поединков, дуэлей, драк, побоищ, схваток, матчей, турниров и вообще состязаний в мужской силе, нет никаких правил - по крайней мере у нас. В классической борьбе, например, не допускается, чтобы противники ругались во время состязания. В боксе нельзя нанести удар по воздуху, а потом заявить, что противник нокаутирован. При штыковой атаке не принято, чтобы солдаты обеих сторон клеветали друг над друга - это делают за них журналисты в тылу.

Но все это и даже гораздо большее - совершенно нормальные явления в словесной полемике, и трудно было бы отыскать что-либо такое, что знаток журнальных споров признал бы недозволенным приемом, неведением боя, грубой игрой, обманом или неблагородной уловкой. Поэтому нет никакой возможности перечислить и описать все приемы полемической борьбы ; двенадцать приемов, которые я приведу, - это лишь наиболее распространенные, встречающиеся в каждом, даже самом непритязательном сражении в печати. Желающие могут дополнить их дюжиной других.

1. Despicere (смотреть свысока - лат.), или прием первый. Состоит в том, что участник диспута должен дать почувствовать противнику свое интеллектуальное и моральное превосходство, иными словами, дать понять, что противник - человек ограниченный, слабоумный, графоман, болтун, совершенный нуль, дутая величина, эпигон, безграмотный мошенник, лапоть, плевел, подонок и вообще субъект, недостойный того, чтобы с ним разговаривали. Такая априорная посылка дает вам затем право на тот барский, высокомерно-поучающий и самоуверенный тон, который неотделим от понятия "дискуссия". Полемизировать, осуждать кого-то, не соглашаться и сохранять при этом известное уважение к противнику - все это не входит в национальные традиции.

Read more... )
mamlas: (Я.НГ)

Артур Кларк

Писатель-фантаст, умер 19 марта 2008 года в возрасте 90 лет
©
Стенли Кубрик искал человека, который мог бы написать сценарий «Космической одиссеи», и ему указали на меня (Кларк и Кубрик — авторы сценария «Космической одиссеи 2001». — Esquire). Кубрик сказал: «Что? Этот псих, который живет на дереве в Индии?»

Я живу в Шри-Ланке с 1950-х годов. Почему? Коротко отвечу: а как насчет пятидесяти английских зим? Ненавижу английскую погоду. Я приехал в Шри-Ланку нырять — и это было даже получше Великого барьерного рифа. Я понял: вот место, где надо жить.

Для меня мир — одна большая деревня.

Не люблю обобщений, но в любом городе мира можно найти и счастливо выглядящих людей, и несчастно. Все из-за погоды. Глупо я буду выглядеть, если на улице ветер и снег, а я иду с улыбочкой до ушей. Может, поэтому здесь больше улыбаются. Главное — что в Шри-Ланке, что в Лондоне — человеческое дружелюбие. Некоторые же просто не способны заводить друзей.

Я редко пью: так, пропускаю иногда стаканчик шерри Harvey’s Bristol Cream — единственный напиток, который я признаю. А пиво... Пиво — это же от слова «пи-пи»! Гадость ужасная.

Эпитафия нашей расе, написанная бегущими светящимися буквами, будет гласить: «Тем, кого боги хотят уничтожить, они сначала дают телевизор». Мы становимся расой созерцателей, а не созидателей. Но с другой стороны, смотреть телевизор — все равно что дышать: без него не обойтись. Человек может дольше прожить без еды, чем без информации. Загвоздка — в образовательной системе: людей надо обучать разборчивости. Только самодисциплина сможет противостоять тем волшебным силам, которые еще только будут вызваны нами к жизни. Иначе все станем морскими губками.

Деньги? Цып-цып-цып, мои хорошие. Чем их больше — тем лучше. С деньгами не всегда у меня клеилось: в 1945-м за мою идею спутникового вещания (Кларк в журнале Wireless World предложил принцип спутниковой связи. — Esquire) мне заплатили 15 фунтов. Тогда все деньги у меня уходили на научную фантастику и граммофонные пластинки.

Интернет я называю World Wide Wait: целая вечность пройдет, прежде чем получишь то, что надо.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)


«Портреты России» — проект PublicPost [livejournal.com profile] public_post — это взгляд на страну глазами ее жителей.

Сегодня мы живем в аквариуме — видим мир через кривую оптику, как рыба из своего круглого стеклянного дома. Москвичи в своем аквариуме, деревня — в своем, офисные работники, государственные служащие, военные, мигранты и так далее — у всех есть своя ниша, своя оптика и своя Россия. Страна, в которой мы живем, состоит из множества разных, бесконечно непохожих друг на друга стран — и все-таки это именно одна страна и одно общество.

Чтобы увидеть эту страну, мы записываем рассказы самых разных людей. Они происходят из разных мест и социальных слоев, у них разный достаток и разный уровень образования. У этой истории нет конца: сколько людей — столько и Россий. Житель горного села в Осетии рассказывает, как он построил маленькую электростанцию и бесплатно делится с соседями собственным электричеством. Похоронный агент ненавидит людей за то, что те не оплакивают своих покойников, а впопыхах ищут тайники. Старик, который поет у метро советские песни, рассказывает, как он приехал в Москву из Тамбова с баяном, чтобы собрать деньги на лечение больной жены, и завоевал сердца москвичей.

Каждый рассказчик рисует свой портрет. Портреты России — это не портреты россиян в исполнении журналистов PublicPost. Это галерея портретов страны, созданных нашими собеседниками. Они рассказывают про себя и про то, в каком мире они живут. Множество этих жизней — это и есть та самая Россия.

Владимир, Дед Мороз

Владимир работает Дедом Морозом четверть века. Он готов выступать перед детьми и взрослыми часами, выкручивается из любых ситуаций, не стоит за ценой и сочиняет стихи и загадки, которые уже ушли в народ.


Я очень задорный Дед Мороз. По педагогическим нормам Дед Мороз должен выступать перед детьми 15 минут, но я по два часа не могу остановиться. Я люблю, когда меня любят. Я часто слышу о случаях, как какой-то там Дед Мороз напился и на 10-м адресе стал путать маму со Снегурочкой. Это не про меня.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)


Борис Стругацкий

Писатель, скончался 19 ноября 2012 года в Санкт-Петербурге
©
Начинать всегда стоит с того, что сеет сомнение.

У культурных людей гораздо больше оснований напиваться, чем у некультурных. Человек пьет потому, что его желания не соответствуют его возможностям. Он никак не привыкнет к мысли, что жить должно трудно. А хочется — чтоб было просто и легко.

Мы живем в цивилизации статуса: если ты занимаешь такое-то социальное положение — ты должен жить в таком-то районе, носить такую-то одежду, ходить в такие-то рестораны. Цивилизация статуса существовала всегда. Подростки моего времени щеголяли в немыслимых клешах, злоупотребляли блатным жаргоном — что тоже говорило об их статусе.

Сам я вообще-то дикий. На свою свадьбу в ресторан «Метрополь» я пришел в спортивных тапочках, а галстук мне одолжил швейцар в гардеробе. Ненавижу одеваться по форме.

Общий спад при наличии некоторых исключений — вот самое естественное и обыкновенное состояние искусства, литературы, в любое время и в любой стране.

Мы с братом писали 40 лет назад: «Привычка терпеть и приспосабливаться превращает людей в бессловесных скотов». Так было — так будет. Это в России — наследственное. Все довольны. Мы умеем изменяться только в силу жестокой необходимости.

Россия сейчас напоминает Веймарскую Германию конца 1920-х годов. Мы с Алексеем Германом занялись «Трудно быть богом» еще в середине 1960-х — начальство снять фильм не позволило. В 1990-х Герман снова о нем заговорил. Я тогда был уверен, что тема противостояния в России интеллигенции и власти уже не актуальна. Герман смотрел дальше меня и, похоже, оказался прав. Остается только надеяться, что всякая трагедия истории повторяется в виде фарса. Только фарс — это не обязательно смешно. Это еще и дико.

Ничто так не взрослит, как предательство.

Читать дальше ... )
mamlas: (Я витрина)
Не читал особо, потому что забросил фантастику (хотя и не забросил философию) ещё до окончания школы, но знаю, что столпил нашу культуру (оба, конечно).

Память и просьба к месту в Царстве за его вклад в нашу мощную копилку! Ну и как человеку! Не пишу здесь «человеку» с большой буквы — труженику настоящего дела. Думаю, это больше, чем просто писаться с большой буквы.



19 ноября. В понедельник 19 ноября скончался известный писатель-фантаст Борис Стругацкий. Ему было 79 лет.
mamlas: (Default)

Правила жизни: Богдан Ступка и другие

Виктор Пелевин

49 лет, писатель, Москва
©

Слышал ли я хлопок одной ладони? (синоним просветления в буддизме. — Esquire). Много раз в детстве, когда мама шлепала меня по попке. Я думаю, что поэтому и стал буддистом.

Вопрос о том, что ожидает нас после смерти, так же бессмыслен, как вопрос, что ожидает Арлекина после костюмированного бала. Его ничего не ожидает, потому что Арлекин существует только как маска. Мне кажется, что правильнее говорить о том, что нас что-то ожидает в жизни. А смерть — это пробуждение от жизни. Но пробуждаемся от нее не мы, потому что мы сами — такая же точно иллюзия, как и все, что нас окружает. Умирая, мы просыпаемся от того, что считали собой. Кстати, в дневнике Льва Николаевича Толстого описан потрясающий сон на эту тему.

Еще не знаю, боюсь ли я смерти.

У меня нет домашних животных.

У меня нет вкусов. То что мне нравится в литературе, музыке и кино, нравится мне не потому, что подчиняется каким-то принципам или правилам, которые можно было бы сформулировать в качестве моих предпочтений. Это происходит непредсказуемо и по непонятной мне самому причине.

У меня нет никакой воли, которую я ощущал бы непосредственно, как язык или руку. Воля — это интерпретация, а свобода воли — это интерпретация интерпретации. На самом деле, ничего подобного не существует. Вы знаете, как говорил Чапаев в известном анекдоте: «Я себе такую гадость даже представить не могу».

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)

Философ Александр Зиновьев
Фото ИТАР-ТАСС

29 октября исполнилось 90 лет со дня рождения замечательного сына русского народа, учёного и писателя Александра Александровича Зиновьева.

Ирония истории проявилась в том, что мыслителя вселенского масштаба дала миру та самая
Чухлома, о которой даже в России всегда отзывались с усмешкой. Сам Зиновьев писал: «Наша Костромская область считалась самой глухой в России. Наш Чухломской район считался самым глухим в области. А наша деревня Пахтино считалась самой глухой в районе».

Восхождение из Пахтина к вершинам мировой славы напоминает путь, пройденный в ХVIII веке Михаилом Ломоносовым.

Но стартовые позиции такого взлёта Зиновьеву не обещали. В начале 1920-х годов жизнь в стране, приходившей в себя от последствий Первой мировой и Гражданской войн, была сложной. Особенно тяжело пришлось многодетным семьям. А в семье Зиновьевых было 11 детей. Александр родился средним и имел пять старших братьев и сестёр и столько же младших.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)

Правила жизни: Богдан Ступка и другие

Людмила Улицкая

Писатель, 69 лет, Москва
©

Когда очищаешь письменный стол от кучи исписанной бумаги, у книги начинается своя собственная жизнь. Я всего несколько недель тому назад рассталась с новым романом, и мне до смерти интересно, что будет дальше.

Когда я стала издавать книгу за книгой, я испытывала страх самозванства. Кто это меня назначил писателем? Я стеснялась самого слова «писатель». Но с годами привыкла. Да, писатель.

Разговаривать можно со всякими людьми, в том числе и с теми, которые не читали книг.

Есть одно качество у времени: оно ускоряется с годами. В детстве каждый год тянется бесконечно, тебе бесконечно долго шесть лет и никак не исполняется семи, когда будет другая жизнь, школа... А чем ближе к старости, тем быстрее осыпаются листочки календаря. Моргнул — понедельник, еще моргнул — опять декабрь...

Я биолог. Вид крови повергает в шок, когда ты не знаешь, что с этим делать. А когда ты понимаешь, что надо наложить жгут и остановить кровотечение, то шок проходит. Делаешь, что надо.

Грязи я не боюсь, не брезглива, и, если надо, могу вымыть сортир. Это благородная работа — из грязного делать чистое.

Я видела столько прекрасных смертей, когда люди уходили благородно, красиво, «безболезненно, непостыдно, мирно», что с годами гораздо больше боюсь своего плохого поведения, чем смерти. Наверное, это и есть гордыня.

Не думаю, что существует какая-то средняя, для всех приемлемая правда. Мы все видим только части целого — в силу разной широты взгляда, глубины ума, точности интуиции.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)

Правила жизни: Богдан Ступка и другие

Тонино Гуэрра

Сценарист, писатель, поэт, умер 21 марта 2012 года в возрасте 92 лет, Пеннабилли, Италия
©

Я очень нудный и очень странный. Я надеюсь прожить еще сто лет.

У меня было прекрасное детство. Именно тогда я впервые насладился шумом дождя по листьям, знакомился со снегом — открывал рот и ловил его, впервые попробовал мороженое. Я как лизнул — и сразу же отстранился. Это было так вкусно, что я испугался!

Самая большая встреча у меня произошла в детстве с морем. Отец посадил всю семью в телегу, запряженную лошадью, и повез к морю. Это было событие. Море не помещалось в глазах!

Все, что я ем сейчас, даже самые изысканные блюда, — не так вкусно, как то, что я ел в детстве. И я никогда больше не ел таких инвольтини, какие готовила моя мама.

Путь старого человека — это путь не к смерти, а к детству.

В детстве мы бессмертны.

Я на ваших глазах отрубил бы себе руку, если бы у меня появилась вера в Бога. Я видел то утешение, которое получают верующие люди, но эти большие слова — «судьба», «вера» — пока в тени для меня. Я прилагаю все силы, чтобы не бояться смерти.

Однажды мы с Федерико Феллини сидели в машине, и я все говорил ему о своей боязни смерти. А он подумал и сказал: «Знаешь, Тонино, может быть, это будет большое путешествие?»

Я всегда отношусь к властям с недоверием. К любым. Потому что любая власть, есть солнце или нет, на культуру смотрит всегда в черных очках, у нее другие заботы.

Я придумал для себя название, когда меня спрашивают, почему я не вступаю ни в какую партию, я отвечаю, что я — дзен-коммунист.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)

Правила жизни: Богдан Ступка и другие

Даниил Гранин

Писатель, 93 года, Санкт-Петербург
©
Мне 87 лет, и я вдруг только сейчас понял жизнь моей мамы и моего папы. У мамы с папой была большая разница в возрасте — 25 лет. А мама была веселая, молодая и по характеру — она хорошо пела, танцевала. Отца в 1930-х выслали в Сибирь, под Невянск. Он был лесничим. А мы с мамой остались. И вот только сейчас я начал понимать их отношения.

Жизнь в России — всегда чудо. Плохое чудо или хорошее, но обязательно чудо. Предсказать, что здесь случится, пусть даже в следующем году, абсолютно невозможно.

Русский стол — это почти смертельно. Это кошмар — эти пироги, винегреты, эти рыба и мясо. И так во всем: мы ни в чем не знаем меры. Я учил свою дочь древнегреческому правилу: во всем должна быть мера. Искусство и культура — это всегда соблюдение меры.

Мы сейчас все хотим, чтобы у каждого была отдельная квартира. А что дальше? Мелковато для человека.

Я заменял командира части, которая стояла в Камероновой галерее, в Царском Селе. Когда немцы были уже в парке, ко мне пришел смотритель дворца и закричал: «Безобразие! Что делают ваши бойцы?! Смотрите, они таскают ящики со снарядами по паркету!» Я ему кричу: «О чем вы говорите, когда немцы уже в парке!» Знаете, что он мне сказал? Он сказал: «Немцы — культурные люди, они себе этого не позволят». Ребята, которые рядом стояли, они его просто расстрелять хотели за это. Но я-то понимал, что с ним творится.

Те, кто много читает, отвыкают самостоятельно мыслить.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)

Правила жизни: Богдан Ступка и другие

Стивен Кинг

Писатель, 65 лет, Портланд
©

Я литературный эквивалент картофеля фри с биг-маком.

Корни всего, что я пишу, тянутся к одной истории. В старших классах я встречался с девчонкой. Потом мы расстались. «Мне нужно посмотреть на других людей», — сказала она. «Валяй», — сказал я. Какое-то время спустя я встретил ее вновь. Под глазом у нее был синяк. «Я не хочу говорить об этом», — сказала она. Потом мы сидели и пили кофе. Она молчала, а затем ее прорвало. Оказалось, что она встречалась с другим чуваком, и тот чувак как-то попросил ее сделать одну штуку, а она отказала ему. И он ударил ее. Помню, я сказал: «Наверное, ты чувствовала заранее, что что-то случится, и тебе было страшно?» «Нет, — сказала она, и я запомнил ее слова на всю жизнь. — Мы никогда не чувствуем той опасности, которая по-настоящему близка».

Однажды я пришел к психотерапевту. Она сказала: «Вы должны представить, что все ваши страхи — это такой шарик, который вы можете просто накрыть ладонью». Я сказал: «Девушка, милая, да я живу страхом. Для того чтобы накрыть мой страх не хватит даже чернобыльского саркофага».

Ненавижу мозгоправов. Если у тебя есть проблемы — жри лекарства и никому не плачься.

Я уважаю страх. Он организует людей. Например, если бы можно было представить себе возможность такого выбора, то я никогда не полетел бы на самолете, весь экипаж которого не боится летать.

Я всегда летаю бизнес-классом. В случае катастрофы я хочу быть к ней как можно ближе.

Когда-то давно все самолеты, на которых я летал, были оснащены мониторами, на которых транслировалось изображение с носовой камеры: вы могли видеть, как самолет отрывается от земли, взлет, посадку. А потом в Чикаго разбился самолет. Представляете, как это было? «Так, земля все ближе, ближе — боже, как быстро — еще ближе. Все, ребята, мы мертвецы».

Как-то раз я летел на самолете, и со мной рядом сидел какой-то придурок. Когда мы набрали высоту, он начал блеять: «Мистер Кинг, я давно мечтал задать вам ОЧЕНЬ НЕОБЫЧНЫЙ вопрос: откуда вы черпаете вдохновение?» Я сказал: «Мне никогда не задавали этот вопрос на высоте 12 тысяч метров, но все равно — идите в жопу». Потом я даже пожалел его: до самого конца полета он просидел белый, как простыня и даже не притронулся к еде.

Меня задолбал вопрос «Как вы пишете?». С некоторых пор я отвечаю на него однообразно: «По слову зараз».

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Фотоглиптипия, альбуминовая печать, стеклянные негативы

Андерсен, Диккенс, Гоголь, Теннисон, Гюго, Одоевский, Стивенсон, Гончаров и другие писатели, которых, оказывается, фотографировали
©



1. Чарльз Диккенс. 1860-1865
Мэтью Брэди. Из собрания Национальных Архивов США

Читать и смотреть дальше, /+ 14 снимков/ ... )
mamlas: (Default)
Originally posted by mamlas in yarodom. Reposted by mamlas at 2012-09-11 18:22:00.



Фотоглиптипия, альбуминовая печать, стеклянные негативы

Андерсен, Диккенс, Гоголь, Теннисон, Гюго, Одоевский, Стивенсон, Гончаров и другие писатели, которых, оказывается, фотографировали
©



1. Чарльз Диккенс. 1860-1865
Мэтью Брэди. Из собрания Национальных Архивов США

Читать и смотреть дальше, /+ 14 снимков/ ... )
mamlas: (Default)


Салман Рушди

Романист, 65 лет, Нью-Йорк
©

Люди спрашивали меня о тех годах, и я отвечал: «Они были очень трудными». Тогда мне говорили: «Что ж, зато теперь вы по-настоящему знамениты!» Словно это достаточная компенсация. На одной чаше весов девять лет твоей жизни, на другой — «по-настоящему знаменит». Блеск! Это как тот пресловутый фунт мяса.

Представьте себе, что к вам приходит дьявол и говорит: «Я уполномочен сообщить вам, что вы умрете в возрасте семидесяти двух лет, четырех месяцев и пятнадцати дней, причем в полной безвестности. Однако если вы согласны умереть в шестьдесят три года, четыре месяца и пятнадцать дней, я могу устроить вам всемирную славу».

Некоторые пошли бы на эту сделку — таков сумасшедший мир, в котором мы живем.

Дом — это место, где чувствуешь себя счастливым.

По мнению моих родителей, я не мог запомнить то, что первым отложилось у меня в памяти, и это их мнение вполне обоснованно. В мусульманских семьях обрезание делают в первые дни жизни новорожденного. Стало быть, мои родители правы. Если младенцу два дня от роду, он просто не может запомнить что-либо подобное.

Но лично я убежден, что помню комнату, в которой это произошло. Помню лицо человека, который это сделал. И занесенный надо мной нож...

Иногда писать роман бывает не легче, чем вынашивать ребенка. Вам бы спросить у какой-нибудь романистки, что́ мучительней.

Читать дальше ... )
mamlas: (СССР)

Первая книга «Поднятой целины» была опубликована в 1932 году, т. е. до голодомора.


В этой книге проницательный писатель дважды говорит о возможном будущем голоде и его причинах.

Рассмотреть отрывок ... )

Таким образом, используя первую книгу великого писателя, очевидца событий и крестьянских настроений накануне голодомора, в качестве исторического источника, мы видим подтверждение выводов ihistorian'a:

Причина голодомора в первую очередь — активная, целенаправленная борьба против сталинской аграрной реформы, в данном случае, описанном Шолоховым, методами вредительства, распусканием слухов, призывами к саботажу, безхозяйственности, уничтожению скота.
mamlas: (СССР)

Недавно я приобрел на лотке "Все книги по 100 рублей" книгу Ильи Ильфа и Евгения Петрова "Даешь Москву!".

Наибольший интерес у меня вызвали многочисленные фотографии из архива дочери Ильфа, автором большей части которых является сам Илья Ильф, бывший страстным фотографом-любителем.



Ильф-фотограф. 1929 г. Фото Вс. Чекризова.

Евгений Петров шутил: "Было у меня на книжке 800 рублей, и был чудный соавтор. А теперь Иля увлекся фотографией. Я одолжил ему мои 800 рублей на покупку фотоаппарата. И что же? Нет у меня больше ни денег, ни соавтора... Мой бывший соавтор только снимает, проявляет и печатает. Печатает, проявляет и снимает...".

Итак, предлагаю вашему вниманию Москву Ильи Ильфа. © [livejournal.com profile] babs71

mamlas: (Default)

Очень современно, нужно сказать!

"...И стал он действовать. И все применительно к подлости. Попробует иногда, грешным делом, в сторону улизнуть; а сведущий человек сейчас его за рукав: «Куда, либерал, глаза скосил? гляди прямо!».

Таким образом шли дни за днями, а за ними шло вперед и дело преуспеяния «применительно к подлости». Идеалов и в помине уж не было — одна мразь осталась — а либерал все-таки не унывал. «Что ж такое, что я свои идеалы по уши в подлости завязил? Зато я сам, яко столп, невредим стою! Сегодня я в грязи валяюсь, а завтра выглянет солнышко, обсушит грязь — я и опять молодец-молодцом!» А сведущие люди слушали эти его похвальбы и поддакивали: «Именно так!».

И вот, шел он однажды по улице с своим приятелем, по обыкновению, об идеалах калякал и свою мудрость на чем свет превозносил. Как вдруг он почувствовал, словно бы на щеку ему несколько брызгов пало. Откуда? с чего? Взглянул либерал наверх: не дождик ли, мол? Однако видит, что в небе ни облака, и солнышко, как угорелое, на зените играет. Ветерок хоть и подувает, но так как помои из окон выливать не указано, то и на эту операцию подозрение положить нельзя.

— Что́ за чудо! — говорит приятелю либерал, — дождя нет, помоев нет, а у меня на щеку брызги летят!
А видишь, вон за углом некоторый человек притаился, — ответил приятель, — это его дело! Плюнуть ему на тебя за твои либеральные дела захотелось, а в глаза сделать это смелости не хватает. Вот он, «применительно к подлости», из-за угла и плюнул; а на тебя ветром брызги нанесло...".
mamlas: (Default)

Очень современно, нужно сказать!

"...И стал он действовать. И все применительно к подлости. Попробует иногда, грешным делом, в сторону улизнуть; а сведущий человек сейчас его за рукав: «Куда, либерал, глаза скосил? гляди прямо!».

Таким образом шли дни за днями, а за ними шло вперед и дело преуспеяния «применительно к подлости». Идеалов и в помине уж не было — одна мразь осталась — а либерал все-таки не унывал. «Что ж такое, что я свои идеалы по уши в подлости завязил? Зато я сам, яко столп, невредим стою! Сегодня я в грязи валяюсь, а завтра выглянет солнышко, обсушит грязь — я и опять молодец-молодцом!» А сведущие люди слушали эти его похвальбы и поддакивали: «Именно так!».

И вот, шел он однажды по улице с своим приятелем, по обыкновению, об идеалах калякал и свою мудрость на чем свет превозносил. Как вдруг он почувствовал, словно бы на щеку ему несколько брызгов пало. Откуда? с чего? Взглянул либерал наверх: не дождик ли, мол? Однако видит, что в небе ни облака, и солнышко, как угорелое, на зените играет. Ветерок хоть и подувает, но так как помои из окон выливать не указано, то и на эту операцию подозрение положить нельзя.

— Что́ за чудо! — говорит приятелю либерал, — дождя нет, помоев нет, а у меня на щеку брызги летят!
А видишь, вон за углом некоторый человек притаился, — ответил приятель, — это его дело! Плюнуть ему на тебя за твои либеральные дела захотелось, а в глаза сделать это смелости не хватает. Вот он, «применительно к подлости», из-за угла и плюнул; а на тебя ветром брызги нанесло...".
mamlas: (СССР)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Мавзолей поэта
Оригинал взят у [livejournal.com profile] okolouralsk в Мавзолей поэта

Пользователь all1nn спросил меня знаю ли я что-нибудь об истории Мавзолея Ленина. Как не странно, у меня есть некоторые сведения об этом:

Мавзолей на Красной площади, если вдуматься, странное явление. Традиции мумификации и строительства подобных сооружений никогда не было в России. Понятно, что Мавзолей стал одной из деталей созданного коммунистами культа. Не случайно авторы нового культа и сам Ульянов-Ленин в начале 20-го века посещали семинары известного мистика Гурджиева. Звезда, серп и молот, а затем и Мазолей, всего лишь, яркие детали-реперы нью-религии, основанной на вере в счастливое будущее.

Идею строительства усыпальницы вождя пролетариата озвучил Калинин, но по некоторым данным, принадлежала она Сталину, ещё одному ученику Гурджиева. Казалось бы, в учении этого таинственного мистика и надо искать истоки посмертного культа вождя и самого строительства Мавзолея.

Но кто первым выдвинул идею Мавзолея? Верить в пропагандистскую историю о «пожелании рабочего класса» мы сегодня не будем.  Тем более не могу верить в эту идею я, работавший в ОИК. Эту историю мне рассказывал мой наставник Сергей Петрович.

Читать дальше ... )
mamlas: (СССР)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Мавзолей поэта
Оригинал взят у [livejournal.com profile] okolouralsk в Мавзолей поэта

Пользователь all1nn спросил меня знаю ли я что-нибудь об истории Мавзолея Ленина. Как не странно, у меня есть некоторые сведения об этом:

Мавзолей на Красной площади, если вдуматься, странное явление. Традиции мумификации и строительства подобных сооружений никогда не было в России. Понятно, что Мавзолей стал одной из деталей созданного коммунистами культа. Не случайно авторы нового культа и сам Ульянов-Ленин в начале 20-го века посещали семинары известного мистика Гурджиева. Звезда, серп и молот, а затем и Мазолей, всего лишь, яркие детали-реперы нью-религии, основанной на вере в счастливое будущее.

Идею строительства усыпальницы вождя пролетариата озвучил Калинин, но по некоторым данным, принадлежала она Сталину, ещё одному ученику Гурджиева. Казалось бы, в учении этого таинственного мистика и надо искать истоки посмертного культа вождя и самого строительства Мавзолея.

Но кто первым выдвинул идею Мавзолея? Верить в пропагандистскую историю о «пожелании рабочего класса» мы сегодня не будем.  Тем более не могу верить в эту идею я, работавший в ОИК. Эту историю мне рассказывал мой наставник Сергей Петрович.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Мавзолей поэта
Оригинал взят у [livejournal.com profile] okolouralsk в Мавзолей поэта

Пользователь all1nn спросил меня знаю ли я что-нибудь об истории Мавзолея Ленина. Как не странно, у меня есть некоторые сведения об этом:

Мавзолей на Красной площади, если вдуматься, странное явление. Традиции мумификации и строительства подобных сооружений никогда не было в России. Понятно, что Мавзолей стал одной из деталей созданного коммунистами культа. Не случайно авторы нового культа и сам Ульянов-Ленин в начале 20-го века посещали семинары известного мистика Гурджиева. Звезда, серп и молот, а затем и Мазолей, всего лишь, яркие детали-реперы нью-религии, основанной на вере в счастливое будущее.

Идею строительства усыпальницы вождя пролетариата озвучил Калинин, но по некоторым данным, принадлежала она Сталину, ещё одному ученику Гурджиева. Казалось бы, в учении этого таинственного мистика и надо искать истоки посмертного культа вождя и самого строительства Мавзолея.

Но кто первым выдвинул идею Мавзолея? Верить в пропагандистскую историю о «пожелании рабочего класса» мы сегодня не будем.  Тем более не могу верить в эту идею я, работавший в ОИК. Эту историю мне рассказывал мой наставник Сергей Петрович.

Читать дальше ... )
mamlas: (СССР)
Реанимация памяти
Советская эпоха глазами Г. Уэллса и Г.Г. Маркеса

Чтобы отнять у человека чувство собственного достоинства, нужно лишить его уважения к истории своей страны. Эта работа в современной России не только не затихает, а лишь набирает обороты. Главный объект массированной атаки, состоящей из лжи, недомолвок и превратно истолкованных фактов, – советский период нашей истории. По замыслу авторов искажений прошлого, люди должны перестать понимать суть советского проекта, возненавидеть его. В связи с этим сохранение знания о великой советской эпохе и передача его потомкам является необходимым условием выживания страны. Это знание содержится не только в архивах, книгах, кинофильмах. Оно есть и в воспоминаниях людей, видевших и пытавшихся понять устои и основные черты советской эпохи. Среди этих людей выделяются два писателя и мыслителя – Герберт Уэллс и Габриель Гарсиа Маркес. 

После посещения Советской страны оба они оставили воспоминания, которые не сводятся к путевым заметкам. Это постижение советского строя, попытки разобраться в его сути. Тот факт, что один из них приехал из Британии, а другой и вовсе из Колумбии, не помешал им сделать очень ценные наблюдения. И Уэллс, и Маркес смотрели на страну как бы со стороны, фиксировали внимание на том, что отличало советский проект от западного (изнутри оценить это гораздо сложнее), оттого их опыт очень важен теперь, спустя десятилетия, когда нас вновь пытаются вогнать в «общечеловеческое» стойло.

Читать далее... )
mamlas: (СССР)
Реанимация памяти
Советская эпоха глазами Г. Уэллса и Г.Г. Маркеса

Чтобы отнять у человека чувство собственного достоинства, нужно лишить его уважения к истории своей страны. Эта работа в современной России не только не затихает, а лишь набирает обороты. Главный объект массированной атаки, состоящей из лжи, недомолвок и превратно истолкованных фактов, – советский период нашей истории. По замыслу авторов искажений прошлого, люди должны перестать понимать суть советского проекта, возненавидеть его. В связи с этим сохранение знания о великой советской эпохе и передача его потомкам является необходимым условием выживания страны. Это знание содержится не только в архивах, книгах, кинофильмах. Оно есть и в воспоминаниях людей, видевших и пытавшихся понять устои и основные черты советской эпохи. Среди этих людей выделяются два писателя и мыслителя – Герберт Уэллс и Габриель Гарсиа Маркес. 

После посещения Советской страны оба они оставили воспоминания, которые не сводятся к путевым заметкам. Это постижение советского строя, попытки разобраться в его сути. Тот факт, что один из них приехал из Британии, а другой и вовсе из Колумбии, не помешал им сделать очень ценные наблюдения. И Уэллс, и Маркес смотрели на страну как бы со стороны, фиксировали внимание на том, что отличало советский проект от западного (изнутри оценить это гораздо сложнее), оттого их опыт очень важен теперь, спустя десятилетия, когда нас вновь пытаются вогнать в «общечеловеческое» стойло.

Читать далее... )
mamlas: (СССР)
Реанимация памяти
Советская эпоха глазами Г. Уэллса и Г.Г. Маркеса

Чтобы отнять у человека чувство собственного достоинства, нужно лишить его уважения к истории своей страны. Эта работа в современной России не только не затихает, а лишь набирает обороты. Главный объект массированной атаки, состоящей из лжи, недомолвок и превратно истолкованных фактов, – советский период нашей истории. По замыслу авторов искажений прошлого, люди должны перестать понимать суть советского проекта, возненавидеть его. В связи с этим сохранение знания о великой советской эпохе и передача его потомкам является необходимым условием выживания страны. Это знание содержится не только в архивах, книгах, кинофильмах. Оно есть и в воспоминаниях людей, видевших и пытавшихся понять устои и основные черты советской эпохи. Среди этих людей выделяются два писателя и мыслителя – Герберт Уэллс и Габриель Гарсиа Маркес. 

После посещения Советской страны оба они оставили воспоминания, которые не сводятся к путевым заметкам. Это постижение советского строя, попытки разобраться в его сути. Тот факт, что один из них приехал из Британии, а другой и вовсе из Колумбии, не помешал им сделать очень ценные наблюдения. И Уэллс, и Маркес смотрели на страну как бы со стороны, фиксировали внимание на том, что отличало советский проект от западного (изнутри оценить это гораздо сложнее), оттого их опыт очень важен теперь, спустя десятилетия, когда нас вновь пытаются вогнать в «общечеловеческое» стойло.

Читать далее... )
mamlas: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Чуковский — диссидент?

mamlas: Это последняя глава в серии рассказов об одном из основателей детской поэзии в нашей стране -  Корнее Ивановиче Чуковском.

Содержат ли сказки Чуковского антисоветский подтекст?

С началом т.н. «оттепели» отношение к Чуковскому вновь меняется. Его вновь начинают активно издавать. Мало того – он становится просто таки обласкан властью.


Когда в 1957 г. (к 75-летию Корнея Ивановича) писателю вручали орден Ленина, генсек Хрущев шутливо посетовал Чуковскому, мол, «я и так устаю на работе, а тут еще внуки по вечерам заставляют читать ваших «Мойдодыров».

В 1962 г. – новая порция наград: Ленинская премия за книгу «Мастерство Некрасова» и докторское звание в Оксфорде. Недаром Чуковский, умерший в 1969 г. в возрасте 87 лет, когда-то написал, что «в России надо жить долго».

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Чуковский — диссидент?

mamlas: Это последняя глава в серии рассказов об одном из основателей детской поэзии в нашей стране -  Корнее Ивановиче Чуковском.

Содержат ли сказки Чуковского антисоветский подтекст?

С началом т.н. «оттепели» отношение к Чуковскому вновь меняется. Его вновь начинают активно издавать. Мало того – он становится просто таки обласкан властью.


Когда в 1957 г. (к 75-летию Корнея Ивановича) писателю вручали орден Ленина, генсек Хрущев шутливо посетовал Чуковскому, мол, «я и так устаю на работе, а тут еще внуки по вечерам заставляют читать ваших «Мойдодыров».

В 1962 г. – новая порция наград: Ленинская премия за книгу «Мастерство Некрасова» и докторское звание в Оксфорде. Недаром Чуковский, умерший в 1969 г. в возрасте 87 лет, когда-то написал, что «в России надо жить долго».

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Чуковский — диссидент?

mamlas: Это последняя глава в серии рассказов об одном из основателей детской поэзии в нашей стране -  Корнее Ивановиче Чуковском.

Содержат ли сказки Чуковского антисоветский подтекст?

С началом т.н. «оттепели» отношение к Чуковскому вновь меняется. Его вновь начинают активно издавать. Мало того – он становится просто таки обласкан властью.


Когда в 1957 г. (к 75-летию Корнея Ивановича) писателю вручали орден Ленина, генсек Хрущев шутливо посетовал Чуковскому, мол, «я и так устаю на работе, а тут еще внуки по вечерам заставляют читать ваших «Мойдодыров».

В 1962 г. – новая порция наград: Ленинская премия за книгу «Мастерство Некрасова» и докторское звание в Оксфорде. Недаром Чуковский, умерший в 1969 г. в возрасте 87 лет, когда-то написал, что «в России надо жить долго».

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)

Как боролись с «чуковщиной»?

В 1920-х годах сказочное творчество К. Чуковского переживает свой расцвет. В 1924 г. в письме к И. Репину Корней Иванович пишет: «Мои детские книги неожиданно стали пользоваться огромным успехом... «Мойдодыр», «Крокодил», «Мухина свадьба», «Тараканище» – самые ходкие книги в России. Их ставят в кинематографе...».


Однако к концу десятилетия над сказками Чуковского начали сгущаться тучи. Цензурные придирки были и раньше. Первой мишенью стала сказка про Цокотуху, которая сначала носила название «Мухина свадьба». Сразу не понравилось уже само «мещанское» слово «свадьба». Также осуждали героический индивидуализм Комарика, придирались к рисункам, заявив, что на картинке Муха стоит слишком близко к Комарику и улыбается чересчур кокетливо, а это может «вызвать у детей эротические мысли», усматривали в Комарике и Мухе переодетых принца и принцессу.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)

Как боролись с «чуковщиной»?

В 1920-х годах сказочное творчество К. Чуковского переживает свой расцвет. В 1924 г. в письме к И. Репину Корней Иванович пишет: «Мои детские книги неожиданно стали пользоваться огромным успехом... «Мойдодыр», «Крокодил», «Мухина свадьба», «Тараканище» – самые ходкие книги в России. Их ставят в кинематографе...».


Однако к концу десятилетия над сказками Чуковского начали сгущаться тучи. Цензурные придирки были и раньше. Первой мишенью стала сказка про Цокотуху, которая сначала носила название «Мухина свадьба». Сразу не понравилось уже само «мещанское» слово «свадьба». Также осуждали героический индивидуализм Комарика, придирались к рисункам, заявив, что на картинке Муха стоит слишком близко к Комарику и улыбается чересчур кокетливо, а это может «вызвать у детей эротические мысли», усматривали в Комарике и Мухе переодетых принца и принцессу.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)

Как боролись с «чуковщиной»?

В 1920-х годах сказочное творчество К. Чуковского переживает свой расцвет. В 1924 г. в письме к И. Репину Корней Иванович пишет: «Мои детские книги неожиданно стали пользоваться огромным успехом... «Мойдодыр», «Крокодил», «Мухина свадьба», «Тараканище» – самые ходкие книги в России. Их ставят в кинематографе...».


Однако к концу десятилетия над сказками Чуковского начали сгущаться тучи. Цензурные придирки были и раньше. Первой мишенью стала сказка про Цокотуху, которая сначала носила название «Мухина свадьба». Сразу не понравилось уже само «мещанское» слово «свадьба». Также осуждали героический индивидуализм Комарика, придирались к рисункам, заявив, что на картинке Муха стоит слишком близко к Комарику и улыбается чересчур кокетливо, а это может «вызвать у детей эротические мысли», усматривали в Комарике и Мухе переодетых принца и принцессу.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Запрещённый Чуковский

За что запретили «Одолеем Бармалея» и «Бибигона» К. Чуковского?

В 1930-х годах в высших эшелонах советской власти идет жестокая борьба разных партийных группировок. Итог этой борьбы мы знаем – левый и правый «уклоны» были разгромлены, а Сталин уверенно укрепился во главе государства. Попали под разнос и многие революционные «перегибы».



«Но ты не верь своим глазам, Он не индюк. На землю к нам Сюда спустился он тайком И притворился индюком»
М. Митурич, советское издание

Общество потихоньку стало возвращаться к традиционным ценностям (конечно, с большими поправками). Коснулось это и детской культуры. Педологи были изгнаны из сферы воспитания, начал праздноваться Новый год и ёлка перестала означать «предмет религиозного воспитания», реабилитировали и жанр сказки.

Показательна в этом плане статья А. Бойма о «Докторе Айболите» К. Чуковского, опубликованная в «Комсомольской правде» в 1936 г.:
«Горе-педагоги и черствые тети из наркомпросов пытались в течение ряда лет лишать нашу детвору живительных соков, разносимых сказками. Изгоняя фантастику из детских книг, они думали, что творят архиреволюционное дело. Скудоумные воспитатели считали необходимым начинять детей голыми «политическими» лозунгами, по существу загораживая от детей «весь богато разносторонний мир действительности. Если одни «леваки» проповедовали глупую антиленинскую теорию отмирания школы, то другие в это время вытравливали из детских книжек все яркое и фантастическое...».

Однако к тому времени творческий дух Чуковского был уже подорван. Более 10 лет из под его пера практически не появляется ни одной оригинальной сказки. И лишь в трагическом 1942 году, находясь в эвакуации в Ташкенте, Корней Иванович начинает писать одну из самых несвойственных ему сказок – «Одолеем Бармалея». Пишется она, видимо, «со скрипом» и без особого вдохновения.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Запрещённый Чуковский

За что запретили «Одолеем Бармалея» и «Бибигона» К. Чуковского?

В 1930-х годах в высших эшелонах советской власти идет жестокая борьба разных партийных группировок. Итог этой борьбы мы знаем – левый и правый «уклоны» были разгромлены, а Сталин уверенно укрепился во главе государства. Попали под разнос и многие революционные «перегибы».



«Но ты не верь своим глазам, Он не индюк. На землю к нам Сюда спустился он тайком И притворился индюком»
М. Митурич, советское издание

Общество потихоньку стало возвращаться к традиционным ценностям (конечно, с большими поправками). Коснулось это и детской культуры. Педологи были изгнаны из сферы воспитания, начал праздноваться Новый год и ёлка перестала означать «предмет религиозного воспитания», реабилитировали и жанр сказки.

Показательна в этом плане статья А. Бойма о «Докторе Айболите» К. Чуковского, опубликованная в «Комсомольской правде» в 1936 г.:
«Горе-педагоги и черствые тети из наркомпросов пытались в течение ряда лет лишать нашу детвору живительных соков, разносимых сказками. Изгоняя фантастику из детских книг, они думали, что творят архиреволюционное дело. Скудоумные воспитатели считали необходимым начинять детей голыми «политическими» лозунгами, по существу загораживая от детей «весь богато разносторонний мир действительности. Если одни «леваки» проповедовали глупую антиленинскую теорию отмирания школы, то другие в это время вытравливали из детских книжек все яркое и фантастическое...».

Однако к тому времени творческий дух Чуковского был уже подорван. Более 10 лет из под его пера практически не появляется ни одной оригинальной сказки. И лишь в трагическом 1942 году, находясь в эвакуации в Ташкенте, Корней Иванович начинает писать одну из самых несвойственных ему сказок – «Одолеем Бармалея». Пишется она, видимо, «со скрипом» и без особого вдохновения.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Запрещённый Чуковский

За что запретили «Одолеем Бармалея» и «Бибигона» К. Чуковского?

В 1930-х годах в высших эшелонах советской власти идет жестокая борьба разных партийных группировок. Итог этой борьбы мы знаем – левый и правый «уклоны» были разгромлены, а Сталин уверенно укрепился во главе государства. Попали под разнос и многие революционные «перегибы».



«Но ты не верь своим глазам, Он не индюк. На землю к нам Сюда спустился он тайком И притворился индюком»
М. Митурич, советское издание

Общество потихоньку стало возвращаться к традиционным ценностям (конечно, с большими поправками). Коснулось это и детской культуры. Педологи были изгнаны из сферы воспитания, начал праздноваться Новый год и ёлка перестала означать «предмет религиозного воспитания», реабилитировали и жанр сказки.

Показательна в этом плане статья А. Бойма о «Докторе Айболите» К. Чуковского, опубликованная в «Комсомольской правде» в 1936 г.:
«Горе-педагоги и черствые тети из наркомпросов пытались в течение ряда лет лишать нашу детвору живительных соков, разносимых сказками. Изгоняя фантастику из детских книг, они думали, что творят архиреволюционное дело. Скудоумные воспитатели считали необходимым начинять детей голыми «политическими» лозунгами, по существу загораживая от детей «весь богато разносторонний мир действительности. Если одни «леваки» проповедовали глупую антиленинскую теорию отмирания школы, то другие в это время вытравливали из детских книжек все яркое и фантастическое...».

Однако к тому времени творческий дух Чуковского был уже подорван. Более 10 лет из под его пера практически не появляется ни одной оригинальной сказки. И лишь в трагическом 1942 году, находясь в эвакуации в Ташкенте, Корней Иванович начинает писать одну из самых несвойственных ему сказок – «Одолеем Бармалея». Пишется она, видимо, «со скрипом» и без особого вдохновения.

Читать дальше ... )
mamlas: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в Бармалей и Лимпопо

Откуда взялся Бармалей и что такое Лимпопо?

Первой стихотворной сказкой, где появился добрый доктор и его антагонист, стал «Бармалей» (опубликован в 1925 г.). Своим именем злодей обязан Бармалеевой улице, на которую как-то вышли во время прогулки по Ленинграду Чуковский и художник М. Добужинский.



К. Чуковский, Переделкино, август 1969 г.
Э. Гладков, Сборник «Воспоминания о К. Чуковском» (М: Сов. писатель, 1983)

К. Чуковский, «Чукоккала»:
«– Почему у этой улицы такое название? – спросил я. – Что это был за Бармалей? Любовник Екатерины Второй? Генерал? Вельможа? Придворный лекарь?
– Нет, – уверенно оказал Добужинский. – Это был разбойник. Знаменитый пират. Вот напишите-ка о нем сказку. Он был вот такой. В треуголке, с такими усищами. – И, вынув из кармана альбомчик, Добужинский нарисовал Бармалея. Вернувшись домой, я сочинил сказку об этом разбойнике, а Добужинский украсил ее прелестными своими рисунками».

«Бармалей» – наверное, одна из самых бесшабашных сказок писателя, недаром он сам называл ее то «опереттой», то «авантюрным романом для маленьких детей».

Читать дальше ... )

June 2013

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Tuesday, 17 October 2017 18:33
Powered by Dreamwidth Studios